Н
еизвестное об известном
земледельческого, промыслового
населения (Заонежье, Печора, Ме-
зень, Поморье) преимущественно
новгородского происхождения была
обнаружена живая былинная тра-
диция. В разных уголках Русского
Севера были записаны многочис-
ленные сказки, песни, причитания;
выявлены замечательные произ-
ведения церковной и гражданской
деревянной архитектуры; обнару-
жены центры народного искусства;
зафиксирована своеобразная форма
землевладения и так называемая
большая семья.
Все эти открытия, сделанные «в
недалеком соседстве Петербурга» и
ставшие достоянием широкой обще-
ственности, послужили основанием
для формирования образа Севера
как заповедника русской культуры,
являющегося ее «неприкосновен-
ным древлехранилищем и животво-
рящим источником». Более того, не-
которые локальные черты северно-
русской культуры - сарафан, изба,
былинные герои - стали приобре-
тать характер общеэтнической мар-
ки, то есть превратились в символы
всей русской культуры. Исследова-
тель Русского Севера П. М. Строев
более ста лет назад выразил общее
для того времени мнение об этом
крае: «Двиняне, онежане, пинежцы,
важане мало изменились от времени
и нововведений; их характер, сво-
боды, волостное управление, образ
селитьбы, пути сообщения, нравы,
самое наречие, полное архаизмов, и
выговор невольно увлекают мысль
в пленительный мир самобытия
новгородцев. Скажу более, Двина
и поморье суть земли классические
для историка русского. Только там
можно постигать вполне народный
дух наших предков и физиономию,
естественную и государственную,
древней России»1.
Другой стороной открытия
северной «архаики» стало распро-
странение мнения о социально-
экономической отсталости региона
и его оторванности от других об-
ластей России, которые якобы и
стали главной причиной сохране-
ния русских древностей на Севере.
Известный собиратель фольклора
А. Ф. Гильфердинг писал о глуши и
свободе (на большей части Русского
Севера отсутствовало крепостное
право) как причинах сохранения
архаики. Кроме того, выражая
общее мнение, он утверждал, что
неграмотность севернорусского на-
селения способствовала верности
старине. Так, в XIX веке постепенно
складывался миф о Русском Севере,
который во многом удерживает свои
позиции до сегодняшних дней.
В действительности же целый
ряд источников указывает на до-
статочно высокий уровень грамот-
ности севернорусского населения.
Фольклорно-этнографические и
археографические исследования
показали широкое распространение
книжной традиции в быту крестьян,
особенно в старообрядческой среде,
доминирующей во многих уголках
Русского Севера. Косвенным ука-
занием на высокую грамотность
является связь былинных сюжетов
с книжными источниками. Рас-
пространение в орнаменте образов
книжного происхождения - льва,
барса, единорога свидетельствует не
только о широком хождении книг на
Севере, но и об «открытости» север-
норусской традиционной культуры,
о ее особой восприимчивости к раз-
личного рода новациям и внешним
влияниям.
Особенности севернорусской
культуры свидетельствуют о значи-
тельном влиянии городской культу-
ры. Например, сарафанный комплекс
женской одежды имеет сходные чер-
ты с городской одеждой - ферязями,
телогреями, шубками. Орнаменты
сарафанных тканей - гирлянды,
букеты, перевитые лентами, - явно
перекликаются с городским искус-
ством XVIII века.
Особенно ярко городские черты
проявились в архитектуре. В декоре
крестьянской избы - наличниках,
фасадах, балконах можно увидеть
черты барокко и ампира, что объяс-
няется существованием тесных эко-
номических связей с Петербургом.
Русский Север поставлял в Петер-
бург плотников и столяров, которые
приобретенный опыт распространя-
ли затем у себя на родине.
Благодаря своему погранично-
му положению Русский Север явил-
ся проводником инокультурных
явлений, например, многовековые
связи с норвежцами не могли не
сказаться на традиционном быте
поморов, проявившихся в первую
очередь в резьбе по дереву, в одежде,
пище, языке. Зажиточные поморы
перевозили значительное количе-
ство хлебных товаров в Норвегию,
а из Норвегии везли рыбу. С конца
История Петербурга. № 5 (63)/2011
XVIII века торговля существенно
расширилась: в Северную Норвегию
привозили канаты, парусину, перо,
лен, пеньку, мед, деревянную утварь,
изделия из кости, пряники и так
далее, из Норвегии же везли про-
мышленные изделия, сахар, кофе,
вино, вязаные изделия. Известный
исследователь крестьянской куль-
туры С. В. Максимов так описал
в середине XIX века убранство
поморской избы в Керети: «Ком-
натные двери расписные; на столах
клеенки; по стенам лучшего изделия
портреты царской фамилии; четверо
часов, из которых одни с кукушкой,
старинные, и другие густого звона
и последнего рисунка, выписанные
из Петербурга; много шкафов со
стеклами, завешанными ситцевы-
ми занавесками, набитых доверху
фаянсовой норвежской посудой;
много зеркал, также, вероятно, вы-
везенных из Норвегии; старинные
диваны и стулья - жесткие, с вы-
сокими спинками. Между печью
и ближайшей стеной, за ситцевой
занавеской, чистый светлый медный
рукомойник над тазом и белое как
снег полотенце»2.
В конце XVIII века возник
даже особый торговый язык рус-
сенорск - смесь русского и нор-
вежского, используемый только в
торговле.
Политически Русский Север на
протяжении всей своей истории был
тесно связан с остальной Россией. В
период существования Новгород-
ской республики население север-
ных земель активно участвовало в
военных походах новгородцев, сама
территория Русского Севера была
ареной длительной и весьма оже-
сточенной борьбы за влияние между
Великим Новгородом и усиливаю-
щейся Москвой. Позднее почти вся
внешняя торговля Московской
Руси прошла через основанный в
XVI веке в устье Северной Двины
портовый город Архангельск. В
начале XVII века жители Вологды
непосредственно участвовали в
освобождении центральных райо-
нов России от польских интервен-
тов. Выходцы с Русского Севера в
XVII веке стали активно осваивать
Сибирь. О масштабах миграции на
восток говорят цифры: некоторые
районы покинуло до 40% населе-
ния. В начале XVIII века северяне
приняли активное участие в борьбе
Петра Первого за выход России
предыдущая страница 23 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 25 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст