Н
еизвестное об известном
Повенец.
Гравюра XIX в.
30
можности трудоустройства детей.
Природная расторопность и чест-
ность карелов благоприятствовали
устройству мальчиков в торговые
заведения. Девочек из Олонии, сла-
вившихся своей чистоплотностью,
охотно брали в прислуги11.
Олонецкое землячество оказы-
вало помощь талантливой молоде-
жи. Так, при содействии землячества
было получено пособие губернского
земства крестьянскому мальчику
Александру Андрианову, который
был отдан в иконную лавку, по
вечерам занимался в иконописной
школе, где проявил способности, и
поступил в Академию художеств12.
Сети взаимопомощи хотя и облег-
чали переход от сельской традиции
с ее прочными родовыми связями к
урбанизированным стандартам жиз-
ни, смягчали проблему адаптации
крестьянских детей в городе, но не
решали ее в полной мере, поскольку
отправка детей в Петербург была
стихийной, лишенной необходимо-
го контроля и со стороны семьи, и
со стороны государства.
В соответствии с законодатель-
ством в ученики мог приниматься
подросток не младше двенадцати
лет. На практике это требование не
соблюдалось, прежде всего пото-
му, что вступлению в ученичество
предшествовал своего рода испы-
тательный срок, когда подростков
могли нещадно эксплуатировать.
Как правило, в первые два года
обучение фактически не велось:
подростки должны были отработать
сумму, уплаченную за них хозяином.
Как отмечает О. В. Смурова, «быть
“на побегушках” - вот основное на-
значение начинающих учеников»13.
По истечении «испытательного
срока» ученик начинал осваивать
профессию, становясь подручным
мастера. Удачно устроившиеся
подростки уже в годы ученичества
посылали родственникам в дерев-
ню заработанные своим трудом
деньги. Суммы, присланные домой
не достигшими пятнадцати лет
портными и швеями, сапожниками
и башмачниками, а также заняты-
ми «смешанными» промыслами,
составляли от 10 до 60 руб. в год.
Отмечен случай, когда подросток
прислал в родительскую семью 80
руб. Он трудился в столярной ма-
стерской своего дяди, работавшего
«на Дворец»14.
По окончании обучения маль-
чик, трудившийся без отпуска и
права навестить родную деревню,
мог либо вернуться на родину, либо
остаться для «повышения квалифи-
кации» уже в качестве подмастерья.
Так же как в других видах про-
мыслов, в ремесленных мастерских
существовал свой ритуал посвяще-
ния. Долгом новоиспеченного под-
мастерья было выставить выпивку
(«спрыск»), чем обеспечивалось
общественное признание нового
статуса (в ином случае подросток
якобы оставался среди учеников).
По истечении какого-то времени
способные подмастерья станови-
лись мастерами.
Об
имевшихся в этой сфере
злоупотреблениях было хорошо
известно и властям, и специалистам
в области права. Однако отноше-
ния между учениками и лицами, у
которых осуществлялось обучение
ремеслу или торговле, с трудом под-
давались юридической регламен-
тации. С одной стороны, в рамках
ученичества осуществлялась пере-
дача профессиональных навыков,
а с другой стороны, мастер получал
право использовать рабочую силу
учеников, что нередко приобретало
форму беспощадной эксплуатации.
Охрана детского труда законо-
дательно распространялась лишь на
крупное фабрично-заводское произ-
водство, где надзор за исполнением
законов осуществляла фабричная
инспекция. В области же ремеслен-
ного и торгового ученичества закон
расходится с действительностью.
Большинство подростков прохо-
дили в столице тяжелую «школу»
выживания. III Съезд земских
врачей Олонецкой губернии в мае
1908 года специально рассмотрел
вопрос о массовом заболевании
туберкулезом детей, отдаваемых в
торговые и ремесленные заведения
Санкт-Петербурга. В частности,
было отмечено, что в Обуховской
и Мариинской больницах столицы
более всего лечится и погибает детей,
привозимых из Олонии. По наблюде-
ниям врачей, туберкулез - «болезнь
социальных сумерек» - прежде
всего поражал ремесленников таких
специальностей, как басонщики15,
скорняки и портные16.
Свои мытарства в Петербурге
подробно описал уроженец с. Кон-
допога А. Н. Самсонов, отданный в
10-летнем возрасте за шесть рублей
в «мальчики» хозяину чайных ма-
газинов: «Нас (мальчиков. -
О. И.)
использовали на побегушках, мы
мыли полы, стекла витрин, чистили
посуду. И чуть что не так - получали
подзатыльник, а то и более серьез-
ную трепку. Жили мы с извозчика-
ми, спали по двое на одной койке без
матраса и простыней. Ели два раза
в день, в пост мяса не полагалось.
История Петербурга. № 5 (63)/2011
предыдущая страница 29 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 31 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст