А
ктуальное интервью
76
ничего говорить, сообщили, когда из
этого отделения Толю будут увозить
в тюрьму. Утром мы туда пришли, а
нас к нему даже не подпустили! Он
только успел крикнуть: “Я ни в чем
не виновен!” - и все. Его увезли в
мордовские лагеря. Через какое-то
время я поехала к нему, получается,
на собственную свадьбу. Дорога
была ужасной - никогда ее не забу-
ду! С пересадками, по одноколейке,
в маленьких вагончиках, вокруг
пустые поля.
... Зато на станции Толя
уже давал заявку, и все знали, что
я приеду. Там к нему относились
очень хорошо. По документам,
полученным из Воркуты - места
первой “отсидки”, - его начальство
знало, что Толя очень хороший
экономист, и ему сказали: “Если
вы наладите работу комбината, то
мы вызовем мордовскую судебную
сессию, которая вам, если все будет в
порядке, выдаст условно-досрочное
освобождение”. Работу он наладил,
даже рабочие (а это примерно во-
семь тысяч человек) стали получать
небольшую зарплату. Иногда они
могли дополнительно сходить поо-
бедать в так называемый “ресторан”,
который на самом деле был лучшей
из худших столовой. В общем, не
прошло и двух лет - вызвали эту
сессию, которая его, конечно, похва-
лила за работу и условно-досрочно
выпустила. Но без права прожива-
ния в Ленинграде - только на 101
километре - в Луге. Там Толя жил,
работал писарем
и иногда тайно
приезжал в Ленинград ко мне. Один
раз он совершенно случайно встре-
тил тут знакомого милиционера и
рассказал ему о своих проблемах с
пропиской. И этот знакомый помог
Толе прописаться в Ленинграде.
В противном случае, я даже не знаю,
что было бы. И только после всего
этого, в 1960-м году, мы поехали с
ним ненадолго на юг. Когда верну-
лись, была небольшая свадьба у нас
дома - только родные.
Жили мы у моих мамы с папой -
в восемнадцатиметровой комнате
в коммуналке. У его мамы была
комната 13 метров, очень неудоб-
ная - узкая, и, если поставить в ней
раскладушку, то уже невозможно
было пройти. На эти 13 метров там
еще были круглые печи, которые
занимали полкомнаты, стол, рас-
кладушка да буфет какой-то - и
больше ничего. Вот так мы начи-
нали жить.
Периодически к нам заходил
милиционер - проверить, все ли в
порядке, представляете? Иногда
мне очень хотелось поплакать, но
я не хотела огорчать Толю свои-
ми слезами, поэтому я уходила в
ванную - мыться, и там плакала
сколько хотела.
А потом мы купили эту квар-
тиру - в конце 1963-го, а в 1964-м
въехали сюда. Если бы не род-
ные, которые помогли нам собрать
деньги на первый взнос, мы бы не
смогли переехать. Верхний этаж у
нас потому, что здесь были самые
дешевые квартиры: на пятом и на
первом. Вот, с 64-го года мы живем
на пятом этаже. Из-за этого, когда
он уже стал болеть и ездил только
в инвалидном кресле, мы с ним не
могли гулять: лифта нет. Тогда я
решила оборудовать лоджию, чтобы
вывозить его туда в коляске, чтобы
он дышал свежим воздухом. Лод-
жию мы сделали, она получилась
хорошая. , а коляска не проходит!
Чтобы проходила, надо было ло-
мать окно, а на это нужно особое
разрешение, так как несущая стена,
нарушается нагрузка. В общем, нам
не разрешили. Вот так он остался с
лоджией, но все равно дома. Только
подъезжал к двери - подышать воз-
духом. Сидел взаперти, словно еще
один срок получил.
Когда мы уже переехали, к нему
приходили несколько человек, ко-
торые благодарили его за спасение
жизни в лагере на Воркуте. Как он
спасал жизни? Он был экономи-
стом, вел бухгалтерию и все махина-
ции знал. Если он видел, что человек
очень хороший, который нужен
Родине и который незаслуженно
попал в лагерь, он мог договориться
с начальством, чтобы этого человека
не отправляли в шахту на тяжелую
работу, а оставляли наверху - этим
самым он помогал. Потом эти люди
приходили к нему и благодарили за
спасенную жизнь.
Один работал в лагере шофе-
ром, он был, по-моему, из Азербай-
джана, и у него была жена Нази. Он
ей сказал: “Нази! Мы сейчас едэм в
Москву, у нас там есть знакомый, а
из Москвы едэм в Ленинград и ищэм
Толу. Пока Толу нэ найдем - нэдэлю
будем искать, если нэдэлю нэ най-
дем - тогда уезжаем”. Откуда-то он
узнал адрес Толиной матери, поехал
туда, в большую коммуналку. Мать
уже не выходила из дома, была ста-
ренькая, и он сказал: “Я бэру такси,
вы со мной едэте, показываете, гдэ
живет Тола, я оплачиваю вам обрат-
ную дорогу, а сам остаюсь у Толы”.
Вот так он приехал на несколько
дней. Он был та-а-ак доволен, что
нашел Толю! Он знал, что мы трудно
живем материально, и если нужно
было зайти в магазин, он говорил:
“Пойдемте! Я заплачу”. В магазине
я говорю: “Мне 200 грамм сыра”, он
говорит: “Как 200 грамм? Если в
Азербайджанэ узнают, что я купил
Толэ 200 грамм сыра, вэсь Азер-
байджан надо мной смеяться будэт.
Полкило!” Я говорю: “Стаканчик
сметаны”, он говорит: “Пять ста-
канчиков!”. И все продукты таким
образом. Потом мы ходили с ним в
ресторан, в какой-то национальный.
Толя хотел расплатиться - “Нэт! Я
плачу!” Он дал какую-то большую
купюру, официант стал давать сда-
чи, а он сказал: “Сдачи нэ надо!”. Он
старался сделать для нас все, что
мог! Он был очень доволен, даже
подарил нам какую-то статуэтку.
Недавно нашелся друг, пер-
вый раз такое: он знал Анатолия
Марковича еще до Испании, ему
96 лет. Они жили в одном доме,
были подростками, когда познако-
мились. Он говорил, что Толя был
очень общительным, девочки на
него обращали внимание. В компа-
нии они вместе танцевали, заводили
какие-то пластинки, которые Толя
раньше не слышал. У этого друга
еще была маленькая сестра Нюся,
очень хорошенькая. Толя приходил
к ним в гости, играл с ней. У Нюси
было много игрушек, и ему они
тоже были интересными, потому
что у него дома ничего подобного
не было. Во время войны, когда
семью эвакуировали, она погибла
от неправильного лечения: сделали
не тот укол. Нюсе было всего лет
семь-восемь. Это был очень трагич-
ный случай, его семья очень тяжело
переживала.
Это единственный
человек, который помнит Толю еще
с довоенных пор.
Приходили еще разные люди, все
благодарили. Когда Толя устраивал-
ся на работу на бумажный комбинат,
замдиректора предприятия, который
был ЗК в том же лагере, что и Толя,
его узнал и пригласил домой. Толя
пришел, а там сидели все родствен-
ники этого человека, и он представил
им Толю словами: “Вот это человек,
который спас мне жизнь”.
История Петербурга. № 5 (63)/2011
предыдущая страница 75 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 77 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст