А
ктуальное интервью
что Толю удастся завербовать. Ему
предлагали многое, говорили, что
там он сможет стать миллионером,
но Толя, не задумываясь, отказался.
На его допросах даже Мюллер при-
сутствовал: он послушал, как Толя
отвечает, и выбежал - не понрави-
лось, что тот не хочет сотрудничать.
Потом Толя рассказывал, что видел
его много раз - в коридорах, но
Мюллер всегда делал вид, что его
не замечает.
Другая история была с Паннви-
цем. Он наделал много бед во время
войны. За одну чешскую деревню
Лидице, которую по его приказу
сожгли дотла и убили всех жителей,
Паннвица бы уничтожили в случае
победы СССР. И он это прекрасно
понимал. Как и Толя, который
именно тогда начал его вербовку.
Это была очень длительная, очень
тяжелая работа. Но в итоге Паннвиц
(вместе со своей секретаршей Тем-
пой и радистом Лукой) склонился
к тому, чтобы встать на сторону Со-
ветского Союза. Ему было поручено
ездить по Германии и определять
точки, где после поражения фаши-
стов могли остаться немецкие раз-
ведчики. И вот они вместе с Толей
занялись этим делом, параллельно
осуществляя сбор секретных до-
кументов в пользу СССР.
Вот и еще чему я всегда удивля-
юсь: как это немцы могли не понять,
что имеют дело с евреем?! Если б
они узнали - его бы по стенке раз-
мазали! Вот как так? Они же просто
нюхом определяли всех евреев, а его
не определили. И получается, что
Толя на деньги, которые получал
от них, содержал свою разведку, то
есть немцы обеспечивали советскую
разведку.
Руководство России сейчас
не обращает внимания на подвиг
Кента. Толя без конца писал жало-
бы. Не жалобы, а просьбы, чтобы
пересмотрели его дело. Он просил,
чтобы его судили. Об этом я узнала
уже потом, Толя мне их не пока-
зывал. Его же никогда не судили!
Ему просто предъявили особую бу-
мажку, сказали, что он виновен - и
всё. Толину просьбу так никогда и
не удовлетворили.
.. Сейчас многие
друзья хлопочут, чтобы его хотя бы
посмертно оценили, но пока что.
..
холодно.
Да и друзей остается все меньше
и меньше - возраст. Сейчас полу-
чилось так, что я осталась одинокой.
Есть молодые племянники, они ко
мне неплохо относятся, но, вы же
сами понимаете, они работают, у
всех свои семьи, им не до меня. Есть
мои подружки - они даже больше,
чем родственники. Еще есть друзья,
которые приходят, помогают.
Когда Толя был жив, у нас было
два спонсора: СЗНК - это Северо-
Западная нерудная компания, и
“Гранд Каньон”. Они помогали нам,
тратили на нас миллионы! Я не пре-
увеличиваю. Мы были прикреплены
к клинике “Медем” - это самая
дорогая международная клиника в
городе. Там безумно высокие цены,
но и качество соответственное.
Если Толе становилось плохо, врачи
приезжали на дом, увозили его в
реанимацию, присылали медсестер,
которые круглосуточно за ним уха-
живали четыре года - это безумно
дорого! Они и меня обслуживали:
сделали очень сложную дорогостоя-
щую операцию. Но когда начался
дефолт, они мгновенно разорились.
А “Гранд Каньон” выжил, он и сей-
час мне помогает: приходили на
той неделе, помыли все окна, заме-
нили люстру, починили ксерокс - в
общем, сделали все, что надо было.
И всегда, если что-то надо сделать
такое, они приходят, делают.
Но без Толи пустота, ничего не
хочется.
Мы же прожили с ним
50 лет, из них 48 официально.
Это почти золотая свадьба. При
таком отношении ко мне, при такой
любви, конечно, сейчас ощущается
пустота. С момента нашего знаком-
ства он не изменился-то никак: он
был хорошим человеком - таким
и остался. Мы с ним жили очень
дружно, никогда не ссорились. Ни
по какому поводу. Что бы я ни при-
готовила - всегда все вкусно, что
бы я ни купила - кофточку, или
еще какие-то женские вещи - при-
хожу, говорю: “Толя, я купила себе
кофточку”. - “Померяй!” Я мерила,
он всегда говорил: “Ой, как хорошо!
Развернись, пожалуйста. заме-
чательно! Молодец, что купила!”
Уж не знаю, нравилось или нет, но
другого не было, всегда все только
“замечательно”. И так во всем! Толь-
ко один раз мы поругались с ним
очень сильно, когда я заставляла его
бросить курить. Он был уже в солид-
ном возрасте, и я чувствовала, что
у него нехорошо с легкими. Тогда я
скандалила, у меня тут все летало,
и все-таки я победила. Только в 80 с
лишним лет он бросил курить, и еще
13 лет прожил после этого. Если бы
не бросил, умер бы многим раньше.
Каждый вечер, когда мы ложились
спать, он говорил мне, что любит
меня и будет любить до конца своих
дней - каждый вечер говорил. Даже
перед смертью. Он умер в больнице,
в тот день я была у него, ушла, а
ночью он умер.»
Анатолий Маркович скончался
на девяносто шестом году жизни -
2 января 2009 года. Этой осенью ему
исполнилось бы 98 лет.
Боюсь, что, несмотря на все те
подвиги, которые Анатолий Гуревич
успел совершить за свою отнюдь не
короткую жизнь, со словом «Кент»
у большинства ассоциируются
только сигареты. Но даже это не
самое обидное. Гораздо хуже знать о
равнодушии людей, которые знают,
кто он такой, знают обо всем, что он
совершил во имя родной страны,
знают, как незаслуженно он был на-
казан, - и не только бездействуют,
но и намеренно пытаются все забол-
тать, или, точнее, замолчать.
Мне очень жаль, что у меня не
было возможности встретиться с
этим человеком, пообщаться, хотя
бы просто его увидеть. Но если бы
она была, я хотела бы просто сказать
«спасибо». Спасибо за выигранную
войну, за преданность Родине, за
все совершенные подвиги, за бес-
страшие и готовность жертвовать
собой.
Разговаривая с Лидией Васи-
льевной, я порой с трудом сдер-
живала слезы. Такой любви, такой
бесконечной преданности я не
встречала еще ни разу за свою
жизнь. Она живет им даже сейчас,
спустя два с половиной года после
его смерти.
Когда есть такая любовь, люди,
похоже, не умирают.
79
История Петербурга. № 5 (63)/2011
предыдущая страница 78 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 80 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст