локада Ленинграда
В окруфенном Ленинграде
(Записки хирурга)
*
Н
. Н
. С а м а р и н
4-02-42, четверг - не пишу не
потому, что нечего записывать, но
потому что нет времени. Все сво-
бодное время от медицинской и
административной работы уходит
на борьбу за собственную жизнь -
главным образом на борьбу с холо-
дом. Раздобывание дров, пилка их,
колка и топка времянки требуют
массы времени. Топить эти печки
надо с толком, иначе тепла совсем
нет. Максимальная температура,
которую нам удается получить в
нашей комнате, это 8-10 градусов:
утром -1,0 градус, в лучшем случае
+2-3. В палатах все замерзает. Ли-
зочка скорбит, что замерз зубной
протез в чашке с водой. Один какой-
то ученый сказал, что он удивляется,
как моча не замерзает в мочевых
путях наших больных.
Холод и грязь. Грязь отчаянная.
Халаты, как у трубочистов. Края
манжет грязные, пальцы растре-
скавшиеся, кожа на руках заскоруз-
лая. Операций, конечно, никаких
не делается, только Акимов творит
на дежурстве чудеса и, несмотря на
мороз, обрабатывает раны (может
быть, делает нечто похожее на об-
работку).
Сегодня я собирался делать опе-
рацию при следующих обстоятель-
ствах. В воскресенье я шел по улице,
направляясь в институт. По дороге
ко мне подошла какая-то женщина,
знавшая меня. Она просила совета
для своей сестры, раненной оскол-
ком снаряда 1 декабря 41-го года в
лицо. Раненая была принята в свое
время в больницу им. Эрисмана,
пролежала там несколько дней,
из-за холода была выписана домой
для амбулаторного лечения. Рент-
ген (просвечивание) показал, что
осколок застрял на стороне ранения
где-то в мягких тканях шеи.
После выписки раненая жесто-
ко лихорадила. Врач внебольнич-
Н. Н. Самарин.
1948 г.
ной помощи говорил, что где-то на
шее образовался глубокий гнойник,
что гнойник надо вскрыть, но он
за это дело не берется. Советовал
лечиться теплом, компрессами.
Рот у раненой раскрывается очень
плохо. Консультируя на улице, я
согласился с диагнозом лечащего
врача и советовал продолжать в
том же духе, заверив мою спутни-
цу, что операцию пищеприемно-
го свища я сделать все равно не
могу, а гнойник, может быть, и сам
вскроется. Однако я все-таки ей
сказал, что если ее сестра сможет,
то пусть придет в клинику и я по-
смотрю. Сегодня сестры пришли.
Все в шубах, галошах, валенках,
шапках собрались в перевязочной
женского хирургического отделе-
ния. На счастье был электрический
свет - светло. Раненая раскуталась
от всех платков, и я увидел лицо,
раздутое в правую сторону: щеки,
подчелюстную область и частично
шею. Рот раскрывался с трудом:
1,5 см. Сколько удалось разглядеть
во рту - правая десна была отечна.
Я попробовал зыбление - оно было
налицо. Диагноз гнойного скопища
под поверхностной фасцией шеи не
внушал сомнения. Ранка на щеке
заэпитализирована. Я надумал по-
мочь бедняге: решил пунктировать
абсцесс или вскрыть его под хлоро-
этиловым оглушением. Начались
сборы к операции. Кое-что собрали.
Я снял шубу и облачился в халат
трубочиста. Помыл руки по Спасо-
кукоцкому (что бы делали мы без
этого метода!). И стал примеривать-
ся поточнее. Перед операцией надо
поступать по-портновски: семь раз
примериться и один раз отрезать.
Как я поступал раньше, так посту-
пил и теперь; это спасло больную и
меня. Примериваясь во второй раз,
я явно нашел пульсацию опухоли,
затем дующий систолический шум
и аневризму сонной артерии, короче
говоря. Я помню, как в 1917 году в
Ленинграде, тогда Петрограде, нам,
фронтовым хирургам, приехавшим
на курсы усовершенствования, в
одном эвакуационном госпитале
какой-то юркий ординатор покой-
ного Б. Н. Хольцова решил пока-
зать, как надо вскрывать флегмоны
на бедре после ранения. Бедро было
вздутое, отечное, красное - ни
дать ни взять флегмона. Рядом со
мной стоял другой виды видавший
фронтовой хирург-армянин (по-
койный Абрумянц). Он мне ткнул
в живот локтем и тихонько сказал:
«Посмотрим, как в его рожу хлынет
артериальная кровь». Я ничего не
ответил, удивившись его предпо-
ложению. Юркий взял нож в руки
и широко махнул по бедру, решив,
по-видимому, продемонстрировать
технику. Через мгновение он весь
был в крови. До чего, бедняга,
перепугался. Абрумянц, как кошка,
прыгнул вперед и зажал артерию,
я поспешил вслед за ним. Наш
преподаватель смылся. Абрумянц
перевязал бедренную артерию,
* Продолжение. Начало в №№ 2 (60)-4 (62), 2011 г.
81
История Петербурга. № 5 (63)/2011
предыдущая страница 80 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 82 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст