локада Ленинграда
82
Подпись на обороте: «Глубокоуважаемому учителю, дорогому профессору
Николаю Николаевичу Самарину в знак искренней благодарности
от врачей хирургов. Цикл 25.08-25.11.1947 г»
насколько припоминаю, ниже от-
хождения глубокой. Раненый был
снят со стола живым.
Хорошо, что я вовремя смекнул
и вовремя распознал, что, пожалуй,
моя рожа была бы в таком же виде,
как у юркого, но мою раненую я бы
потерял, принимая во внимание
те условия, в которых я собирался
оперировать.
..
От времен давно прошедших
надо возвращаться к нашему вре-
мени. Времени с последней записи
прошло восемь дней, как будто бы
немного, но нам кажется наоборот.
Событий сколько угодно.
Коллектив еще уменьшился,
остались В. С. Акимов, К. П. Леон-
тьева, Л. В. Бродинова, дежурантка
Лунь и я. Миклас больна, А. П. Кор-
ноухова тоже заболела: жестокое
истощение с поносами. Вернется ли
она? Бродинова ходит с опухшими
щеками. Ее продовольственная
карточка и карточка ее дочери
украдены (начало месяца). Главный
врач Ларина разрешила ей получать
спецпаек, но как же без карточки?
Дежурство превращается в ис-
пытание. Спать нельзя из-за холода
и воя больных. Буржуйка в дежур-
ке дымит. Что делать? Я решил
переезжать в другой госпиталь. В
субботу отправился на 12-ю линию
в горздравское учреждение. Глав-
ным врачом там состоит наш быв-
ший ординатор В. М. Мануйлова.
В этом госпитале я консультировал,
затем Колесов и все время Акимов.
В. С. мне сказал, что там хорошо.
Когда я по старой памяти вошел
в это учреждение, то пришел в вос-
торг. В палатах и коридорах тепло,
градусов 12-15. Проник к хозяйке.
Она возлежала в операционной
комнате. Почему в операционной?
В. М. мне объяснила, что заболела
и решила воспользоваться опера-
ционной комнатой, так как она все
равно не действует: нет стерильного
материала.
Положение в этом учреждении
было следующим: дровами они
обеспечены, вода в подвале течет.
Электрического тока нет. Половина
врачей больны. Питание сносное.
Я решил, что это рай. В. С. мой
проект одобрил, и мы решили дей-
ствовать.
Директор института И. С. Вайн-
берг на переезд остатков клиники
согласился. Но, боже мой, что стало
с моей главной врачихой, когда я
изложил ей мой план. Я был обви-
нен в самых скверных поступках.
Тогда я спросил Л. И. Ларину, не
будет ли она возражать, если я об-
ращусь к председателю райсовета
тов. Архипову с докладом, что у нас
делается. Опять, оказалось, я плохо
сказал, так как она уверяла меня,
что все председатели района знают
про катастрофическое положение
в больнице им. Ленина и говорить
Архипову в сотый раз не следует. Я
настаивал на моем предложении. На
этом мы расстались.
После моего разговора произо-
шло следующее: в отделение приез-
жал инженер, Земницкий, рабочие.
На мою голову полетели обещания,
мне, по-видимому в виде взятки,
начали ставить печку НЭП. В кори-
доры притащили времянки.
8-2-42 г. Воскресенье. В про-
шлое воскресенье, путешествуя в
институт, я вышел из дома около
четырех часов дня, зашел на улицу
Некрасова к моему брату Констан-
тину, к вечеру - в Эртелев переулок
(теперь ул. Чехова) в военный
госпиталь, начальником которого
состоит Ф. А. Левитон. Я сговорил-
ся с Ф. А. накануне по телефону,
напросившись у него на ночевку. Он,
кажется, охотно на это согласился.
Госпиталь в Эртелевом переул-
ке меня интересовал, потому что про
него ходили слухи очень хорошие.
Так на самом деле и оказалось. Теп-
ло, уютно, хорошо кормят, порядок.
Меня Ф. А. Левитон накормил на
славу. После ужина я залег спать при
температуре градусов 12-14. Я чуть
не завизжал от восторга, когда попал
в теплую постель, раздевшись почти
как полагается европейцу. Утром в
девять часов без всякого опоздания
собрались все врачи для утренней
конференции.
Уходя из этого учреждения, я
мог сказать только одно: «Браво,
Фердинанд Александрович. Ока-
зывается, что при любви к делу и
большой энергии можно и в наше
время содержать госпиталь в при-
личном виде».
Последние дни у нас все время
уходит на борьбу с замерзанием.
Если у меня лично в недалеком
будущем разовьется психоз, то
предметом моего помешательства,
конечно, будут печки, способы их
топления, колки дров, сушки их,
пилки, разжигание той или иной
печки, ее нрав, тяга, нагревание,
дымление, быстрота остывания и пр.
и пр. В погоне за теплом я, кажется,
придумал умную вещь, а именно:
перебраться из моего кабинета
в маленькую цистоскопическую
комнату. В этой комнате поставили
заветную печку УНТЕРМ РК.
Казалось бы, все великолепно.
Но всегда в каждом деле есть «но».
Печь поставили, затопили, не на-
дымили, обрадовались. Печнику
уплатили надлежащую мзду: суп,
хлеб, 200 руб. Хозяин вступил в
свои права. Истопил печь. Печь
нагрелась. Чудно. На следующий
день печь остыла, я снова ее ис-
топил. Снова печь нагрелась. Тем
История Петербурга. № 5 (63)/2011
предыдущая страница 81 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 83 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст