локада Ленинграда
служащие туповаты, и мне казалось,
что моя собеседница не поймет
моей мысли. Однако, на мое удо-
вольствие, она быстро смекнула,
что так выгоднее на самом деле, и
ухватилась за мое предложение.
На этом мы кончили наш разговор.
Затем с Акимовым мы отправи-
лись в кабинет главного врача, с
мыслью побеседовать с Людмилой
Ивановной о всяких перипетиях
с раненым милиционером. Соеди-
нились с квартирой, где ночевала
главная докторша, но не тут-то
было: какая-то женщина сказала,
что Л. И. вышла. Стало тоскливо.
Решили, однако, не падать духом
и продолжить поиски керосина
дальше. Соединились по телефону
с отделением милиции, прося дать
нам заветные пол-литра керосина.
Снова неудача: «Милиция осве-
щается свечками, керосина нет».
Разъединились с одним учреждени-
ем, соединились с райисполкомом.
Я добрался до самого председате-
ля - тов. Архипова. Добрейший
и милейший человек. Я объяснил
ему, в чем дело. «У нас керосин есть,
пол-литра дадим, присылайте». Я
обрадовался. Не прошло и десяти
минут, звонит какая-то врачиха из
поликлиники милиции с площади
Урицкого (теперь Дворцовая пл.).
«Есть керосин, - заявила она, -
присылайте к нам». Хорошее дело,
присылать за керосином на площадь
Урицкого. Десять часов с минутами,
пропусков нет, санитарка едва до-
плетется за полтора часа или засядет
в отделении милиции. Ладно, вый-
дет. На всякий случай я записал ее
телефон. Снова прошло еще минут
20 - опять звонок по телефону. Го-
ворит Кораблев из горздравотдела:
«Есть керосин, присылайте санитар-
ку». Керосином завалили. Говорю
Кораблеву, что керосин нам пред-
лагают с площади Урицкого, ближе,
чем из горздравотдела. Не сможете
ли вы сами прислать его нам с на-
рочным из райсовета? На этом и
порешили. В это время вернулся
нарочный из райсовета и принес за-
ветный керосин. Начали готовиться
к операции. Все хорошо.
Я пошел к себе в кабинет ждать
конца приготовлениям. Просидел
пять минут, приходит дежурная
операционная сестра и говорит, что
печка дымит, оперировать нельзя.
Новое дело. Еще не легче. Я тотчас
же пошел посмотреть, в чем дело.
Вошел в операционную и чуть не
задохнулся. Все в дыму. Новое не-
счастье. Первой моей мыслью была
печная заслонка. Выдвинута ли она?
Откуда может быть дым? Печка от-
личная, труба введена в дымоход,
топилась раньше превосходно. Я
спросил сестру: выдвинула ли она
заслонку. Она мне ответила: «Какую
заслонку?»
Накаленный всеми разговора-
ми и неурядицами, я не выдержал
и сказал ей: «Дура вы набитая».
Взял табуретку, влез и вытащил
заслонку. Дым потянул куда надо.
Сестра за мою ругань не обиделась.
Я извинился, она сказала мне, что
она согласна, что она дура набитая.
Дело, однако, этим не кончилось.
Надо было дым устранить из опера-
ционной, так как здоровому-то было
тошно, а каково раненому. Пришла
старшая операционная сестра и
энергично распахнула все двери.
Дым стало вытягивать, но с ним и
драгоценное тепло. Опять несча-
стье. Вот день, чтоб ему было пусто.
Начали снова «отопление». Дров,
однако, было мало. Нагнали жару
до +7о, положили несчастного мили-
ционера на стол и начали операцию.
Ничего другого я сделать не мог.
Сделал чревосечение, нашел отвер-
стие в печени (не кровоточившее),
нашел касательное ранение желудка
и зашил, что мог, эвакуировал из
брюшной полости несвойственное
ей содержимое и зашил живот.
К утру раненый умер. По-моему,
мы его благополучно заморозили.
Морозили до операции, во время
нее и после.
Много горя, много несчастий,
много страданий людских, общече-
ловеческих. Но у хирурга есть свои
несчастья, свои страдания. Я испы-
тал после этой операции горе, ко-
торое может понять только хирург,
мой собрат. Мое горе заключалось
в отчаянии, сомнении в пользе всех
наших хирургических операций при
таких условиях в такую пору.
Долго ночью я ворочался в по-
стели, страдая бессонницей, и все
время думал. Зачем я оперировал
этого милиционера, зачем все эти
наши операции, так как, оперируя
в таких условиях, мы делаем прямо
вред. Дойдя до отчаяния, я видел
мои операции каким-то странным
обрядом рассечения тканей у уми-
рающего человека людьми в белых
халатах.
Сколько раз я обдумывал этот
обряд и ночью, и днем и все-таки
решил, что делать все равно надо,
потому что завернувшаяся кишка,
ущемленная кишка при грыже все
равно не развернется и не разущем-
лится. Гибель, гибель, гибель. Мо-
жет быть, после нашей операции
хоть десять из ста спасутся, и то
хорошо. Надо пить чашу до дна, все
равно пока выхода нет.
На следующий день я решил
идти в горздравотдел.
12-02-42 г. я был в горздравотде-
ле. - Путешествие до горздравотде-
ла теперь несколько облегчилось: по
льду идет хорошая пешеходная до-
рожка, начинающаяся от 1-й линии
и приводящая к Адмиралтейству.
Эта дорожка в значительной мере
сокращает путь. Я шел налегке, без
какой-либо клади, одетый в мехо-
вое пальто, валенки, две фуфайки
и теплые рукавицы. День выдался
на редкость хороший, совершенно
безветренный, ярко солнечный.
Белый снег слепил. Морозило.
Двигаясь по острову, я, как всег-
да, внимательно всматривался в
лица попадавшихся мне навстречу
островитян. Я удивился. Общее
впечатление изменялось, лица
были не те, что встречались раньше;
правда, попадались еще, я бы сказал,
типичные лица дистрофиков, но их
было гораздо меньше. Произошел,
по-видимому, естественный отбор.
Кто был посильнее, побойчее, обо-
ротистее и ловчее, тот выжил, кто
послабее, пассивнее - умер. Та же
картина и на других улицах, на
Невском и других. Люди идут по-
старому нагруженные, с кладями,
саночками, бадьями, кувшинами
и дровами. На Неве, на льду было
великолепно: февральское солнце
грело, лед, само собой разумеется,
не таял, но в моем одеянии мне было
прямо жарко, я шел весь в поту,
однако наслаждался, предчувствуя
весну и, быть может, спасенье: тепло,
хороший, чистый воздух в палатах,
чистоту, возобновление жизни.
В самом благодушном располо-
жении духа я добрался до наших
здравоохранителей.
В самом здании тепло, светло,
чисто. Вошел в больничное управ-
ление; почти в дверях, нос к носу я
встретился с Н. И. Соминским, оде-
тым в пальто и шапку. Я говорю ему:
«Я к вам». Он отвечает: «Принять
не могу, тороплюсь». Я отвечаю:
85
История Петербурга. № 5 (63)/2011
предыдущая страница 84 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 86 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст