локада Ленинграда
90
администраторов я бы обязательно
подтолкнул к двери трибунала и
посадил бы обязательно на скамью
подсудимых. Я бы это сделал вот по-
чему. Когда гибла больница, ни один
отец здравоохранения не приехал
к нам и не посоветовал, как спасти
ее. Не одна наша больница поги-
бала, погибали многие больницы,
но толковые главные врачи спасли
свои больницы, глупые - потеря-
ли. Зав. отделом здравоохранения
обязан был помочь словом и делом
Лариной или, сместив ее, быстро
дать другого главного врача. Отдел
здравоохранения этого не сделал,
да и не мог сделать, так как ни Со-
минский, ни Шнирман ничего не
понимали, как выходить из тяжелых
условий.
Когда я пришел в больничное
управление с жалобой, ни Сомин-
ский, ни Шнирман тотчас же не
приняли мер и не приехали к нам в
те сроки, когда предполагали. Под-
линное наплевательское отношение.
Приехал Шнирман, поучил, как
надо было сделать. Откуда он все
это узнал? Я уверен, что сведений он
нахватался, путешествуя по другим
больницам.
22-03-42 г., воскресенье. Вчера
получил повестку из Института с
извещением, что сегодня, 22 марта,
состоится совет профессоров. Я не
пошел. Шагать к 10 утра, просидеть
два-три часа и снова идти два часа
назад. Нет, эта прогулка не по мне.
Роль обязательного слушателя дис-
сертаций о качествах различных
морковок, о сифилисе в Средней
Азии и т.д. и в мирное-то время
была не слишком увлекательной, но
сейчас просто неприемлема. Кроме
таких соображений на этот раз от
похода в ГИДУВ меня удерживали
более высокие соображения. Три
дня тому назад я обнаружил у себя
на нательной рубашке трех вшей.
Печально, но факт. Перепуганный,
я строил вереницу догадок, теряясь
и не зная, которая из них более осно-
вательна. Несомненно было одно,
что вши попали ко мне от больных.
После генеральной чистки отделе-
ний от паразитов их выгнали из-под
рубашек наших пациентов, частью
уничтожили в дезинсекционных
камерах, частью сварили в котлах
прачечных, но часть разогнали. Вши
побежали во все стороны. Первый
из нас завшивел Акимов. Завшивел,
но через неделю вывел их. Вшивела
одна ординаторша, но недолго. И,
наконец, очередь настала и моя.
Жена, живущая со мной в одной
комнате, осталась незавшивленной.
Я заразился. Вероятно, что зара-
зился в палатах, в операционной, в
перевязочной, в приемном покое, в
ванной комнате нашего отделения -
не знаю где, но вшей поймал.
Обнаружив паразитов, я тотчас
же переоделся с ног до головы. Сме-
нил мое шелковое белье на чистое,
шелковое же, и успокоился. Шелко-
вое белье я носил со дня овшивли-
вания клиники, убежденный в том,
что такое белье является бронею,
предохраняющей от этого печально-
го обстоятельства. Так меня всегда
убеждали военные специалисты,
с которыми я говорил о вшивости
в минувшую войну 1914-1918 гг.
Запомнив это положение, я решил
воспользоваться преимуществом
ношения шелковых рубашек, фу-
фаек и кальсон. Но не тут-то было.
Меня шелк не спас. Может быть, это
происходило потому, что я был об-
лачен в искусственный шелк, мои же
собеседники спаслись в настоящем
шелке, может быть, от чего-то дру-
гого, но, во всяком случае, я в шелке
несколько разуверился. Через два
дня я снова проконтролировал свое
белье и снова нашел непрошеных
гостей. Признаться сказать, я был
в полном отчаянии. Обескуражен-
ный, я решил посвятить воскресенье
борьбе с надвигавшейся на меня
опасностью и с утра производил
тщательнейшие исследования всего
моего платья, белья, одеял и пр. Как
ни исследовал, ничего не нашел.
Утром снова вымылся в ванной,
снова переоделся с ног до головы и
на этот раз надел простое льняное
белье. Сейчас меня никто не кусает,
пишу и блаженствую. Посмотрим,
что дальше будет.
Скучно, скучно, тоскливо, нуд-
но. Нудно от безделья, перемешан-
ного с делом, которое выеденного
яйца не стоит. Пилка дров, колка
их, мелкие хлопоты по раздобыва-
нию пищи, уборка грязных тарелок,
запрятывание хлеба и другой не-
затейливой снеди в шкаф, чистка
письменного стола от крошек и
другого мусора обеденных столов,
топка проклятой буржуйки, прокли-
нание ее в день плохой тяги, борьба
с копотью, с холодом, вечное мытье
грязных, закопченных рук, хлопоты
по удалению из комнаты экскремен-
тов за пределы больничной усадьбы,
улаживание мелких больничных дел
о невыходе такой-то санитарки на
работу и ее замены, от пыли и копо-
ти в операционной и от возможной
реакции знаменитого Шнирмана на
эту копоть и т. д. и т. д. Эти повсе-
дневные мелочи тянут вниз, как
пудовые гири, тянут медленно, но
верно, на еще большую глубину, где
такой мелочи еще больше. Удрать от
этой чертовщины нет мочи, нет сил.
Не могу. Следователь Военного три-
бунала, кажется, следствие закон-
чил, Шнирман акт все еще, кажется,
не написал, фонари на лестнице у
нас уже поснимали, так как ревизо-
ры перестали ходить, жизнь не нала-
живается в таком виде, как этого бы
хотелось. Холод по-старому душит
все и всех. Р. Г. Неплох, терапевт,
чуть не всхлипывая, рассказывала
мне на днях, как у нее в отделении,
в третьем этаже главного здания
больные в больничных постелях от-
мораживают ноги. Что я мог сказать
ей после окончания ее печального
рассказа. Больных вымыли, осво-
бодили от вшей, но заморозили. У
нас в отделении тоже было нечто
подобное. Мальчик, жестоко ис-
тощенный, с остеомиелитом плеч
ознобил ночью себе обе стопы. Вот
и лечебное учреждение, в котором
больные отмораживают себе конеч-
ности, Удивительное учреждение.
Возмущенный такими фактами, я
отправился к нашей управитель-
нице с просьбою выхлопотать где-
либо какие-нибудь телогрейки для
больных, вторые одеяла. Матрона,
сидящая за столом главного врача,
посмотрела на меня как на ду-
шевнобольного и сказала мне, что
никаких телогреек нельзя достать
и что в отделениях должно быть
тепло. Я посмотрел на нее тоже как
на сумасшедшую, и мы расстались.
Который из взглядов - матроны или
мой - отразил истину, я не знаю.
Характер работы в клинике те-
перь до некоторой степени опреде-
лился и приобрел какой-то ритм.
В 9 час. 30 мин. «подъем фла-
га». Собираемся мы в дежурной
комнате хирурга, приспособленной
для этой цели В. С. Акимовым.
К назначенному часу хозяин успе-
вает разжечь времяночку, труба
которой выведена в дымоход. Вре-
мяночка топится углем, почти не
коптит, когда разгорается - греет
замечательно. На «подъем флага»
История Петербурга. № 5 (63)/2011
предыдущая страница 89 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 91 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст