ностранцы в Петербурге
Видимо, там же, в Париже, Мон-
ферран познакомился и с сыном
Николая Никитича - Павлом Ни-
колаевичем Демидовым.
Когда в 1818 году Вигель от-
правился в Париж, Монферран дал
ему письмо к своей матери мадам
Коммарье, а та ввела его в дом жив-
шего в Париже Николая Никитича
Демидова11. Вигель написал, что ма-
дам Коммарье пользовалась полной
доверенностью как Николая Ники-
тича, так и его супруги Елизаветы
Александровны, незадолго до того
умершей. Но, пожалуй, трудно было
поверить написанному дальше: «От
обоих тайно принимала она неза-
коннорожденных их детей и потом
въявь воспитывала их». Известны
имена нескольких внебрачных детей
Николая Никитича, о которых он
заботился до смерти. Относительно
же жены таковых в литературе мне
не встречалось, за исключением
того, что отцом выживших законных
сыновей, Павла и Анатолия, иногда,
видимо, неоправданно, считали не
Демидова.
К моему удивлению, то же са-
мое о мадам Коммарье написано и
в упомянутой французской статье,
причем упоминаются двое детей
Елизаветы Александровны Деми-
довой, имена которых мне были из-
вестны как имена внебрачных детей
Николая Никитича.
В русских книгах написано, что
Монферран учился в Королевской
академии архитектуры, которая
была переименована при Напо-
леоне в Императорскую, среди ее
преподавателей были известные
архитекторы Персье и Фонтен -
основоположники стиля ампир, и
Молино - генеральный инспектор
общественных работ в Париже.
Во французской статье учебное
заведение названо Специальной
школой архитектуры12. Дважды
он призывался в армию (служил в
Италии и Германии, был ранен). Во
время перерыва в службе, как пишет
Шуйский, он женился на «молодой
хорошенькой вдове Юлии Морне,
урожденной Гокерель»13. К сожале-
нию, нет ссылки, указывающей, от-
куда это известно. Во французской
статье со ссылкой на Шуйского ее
называют Жюли Морле.
Естественно, после падения
империи Наполеона в побежденной
Франции начинающему архитектору
нельзя было надеяться на интерес-
Анатолий Николаевич Демидов
ную работу, поэтому Монферран на-
чал подумывать о России, и поэтому
он в 1815 году в Париже преподнес
императору Александру I красивый
альбом, содержащий превосходно
выполненные акварелью городские
виды и разные проекты, в том числе
конной статуи Александра I, что
было не очень патриотично.
После этого он начал готовиться
к отъезду в Петербург (в отличие от
большинства иностранных архитек-
торов - без приглашения).
В фонде Демидовых в РГАДА
хранится и переписка Демидовых
с Монферраном за разные годы.
В том числе написанные очень не-
разборчивым почерком, естественно,
на французском языке, два письма -
из Лондона (от 28.6.1816) и Пе-
тербурга (от 18.7.1816) Николаю
Никитичу Демидову в Париж от
Монферрана и его жены, урожден-
ной де Мельтемон. Старчевский же
считал, что Монферран приехал без
жены, привез только ее портрет, ко-
торый висел в его доме и при второй
жене и достался ему, Старчевскому,
вместе с домом.
В письме из Лондона (у Франции
пароходного сообщения с Петербур-
гом не было) жена Монферрана сооб-
щает Демидову, что у них хватило де-
нег только на билеты до Петербурга,
но недостало на оплату провоза книг
и бумаг. Она просит денег на доставку.
Отсюда стало понятно, что деньги на
дорогу дал Демидов.
Сам Монферран 18 июля 1816
года сообщает, что вот уже третий
день, как они прибыли в Петербург.
В литературе встречается утверж-
дение, что Монферран с женой
прибыли в Петербургский порт на
стрелке Васильевского острова в
день 16 июля и сразу увидели от-
крытие Биржи, построенной Тома
де Томоном. Удивительно, что
Монферран сразу по приезде по-
ставил дату на письме по русскому
календарю. Подтверждением этого
служит то, что на письме, врученном
им петербургской конторе Деми-
дова, стоит приписка «получено
16 июля». А вот насчет стрелки
надо бы проверить. Там был порт
в основном для грузовых судов, а
пассажиры обычно прибывали в
Кронштадт, откуда их доставляли
на Английскую набережную.
В письме Н. Н. Демидову Мон-
ферран пишет: «Я весьма ценю
знакомство с людьми, которым
Вы хотели меня представить, но
не могу сделать это до сентября,
поскольку они все теперь в дерев-
не». Еще: «Нам необходимо иметь
защитника в Вашей стране в на-
чале нашего устройства, мы нашли
его в Вашем лице. Не оставляйте
Вашей доброты и верьте в нашу
признательность»14.
Эти письма свидетельствуют
о том, что Монферран приехал с
женой. Еще одно письмо жены, на-
писанное через месяц после приезда,
разобрать пока не удалось, зато по-
нятна подпись - Монферран, урож-
денная Гокерель де Мельтемон (nee
Hocguerel de Meltemons)15, которая
говорит о том, что это, видимо, та
Юлия, на которой женился Мон-
ферран примерно в 1811 году. Еще
несколько писем более поздних лет
в архиве удалось скопировать, но
пока не удалось прочесть.
Интересна переписка Н. Н. Деми-
дова со своей петербургской конторой
по поводу приезда Монферрана.
В день приезда 16 июля Монферран
передал конторе два письма Николая
Никитича:
«Вручитель сего г-н архитектор
Огюст Монферран, сын известной
Конторе мадам Комарье. Есть ли
по приезде его Гороховский дом не
будет еще отдан внаймы или продан,
то дать ему пристойную небольшую
квартиру, в которой позволить жить
без оплаты до отдачи дома или до
продажи. Есть ли Контора может
в чем-либо ему полезна, то должна
стараться его не оставить, ибо он
ни города не знает, ни по-русски не
говорит». К сожалению, оказалось,
что дом уже сдан.
13
История Петербурга. № 6 (64)/2011
предыдущая страница 12 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн следующая страница 14 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст