являясь где-либо, сразу вносила
какое-то особенное оживление
и становилась центром всякого
кружка. «Все тогда живо интере-
совало ее, она точно торопилась
наверстать монашески проведенные
годы за разными дифференциа-
лами и интегралами. О чем бы ни
заходил разговор, о новой ли кар-
тине Репина, о последней повести
Хвощинской-Крестовской, о пре-
мьере Михайловского театра, даже
о столоверчении и медиумах, на все
она горячо отзывалась и всегда име-
ла свое собственное оригинальное
суждение»27.
Уже упоминавшийся выше
В. И. Лихачев познакомил Ковалев-
ских с издателем «Нового времени»
А. С. Сувориным, и тот пригласил
Владимира Онуфриевича в журнал
редактором. Ковалевский, как всегда,
с энтузиазмом взялся за новое дело.
Софья Васильевна тоже печатала в
журнале свои театральные рецензии
и научно-популярные статьи. (Со-
трудничество это продолжалось до
смены направления журнала, когда
его покинули все прогрессивно на-
строенные сотрудники.)
О науке Ковалевская в этот пе-
риод даже не вспоминала и упорно
молчала в ответ на письма своего
учителя - известнейшего берлин-
ского математика Карла Вейер-
штрасса. Кроме того, в октябре 1878
года у Ковалевских родилась дочь,
и Софья Васильевна после тяжелых
родов и продолжительной болезни
полностью окунулась в материнские
заботы.
Дела складывались блестяще,
материальный достаток был, на-
конец, достигнут, маленькую дочь
Ковалевских даже называли «бу-
дущей миллионершей». Казалось,
можно снова заняться наукой, но
«отрава наживы» уже проникла
глубоко. Ковалевские решают про-
должить так удачно завершившееся
дело и покупают весной 1879 года
еще один участок для строительства
доходного дома и народных бань.
Успех вскружил голову не только
Ковалевским, но и Жакларам, и
брату Софьи Васильевны - Федору
Васильевичу Корвин-Круковскому,
и даже Елизавете Федоровне - мате-
ри Софьи. Этот участок на углу 9-й
утешествие по городу
линии и Большого проспекта (ныне
№ 14/31 и 16 по 9-й линии) был про-
сто огромным; не надо было даже
сносить деревянный домик на углу,
в который Ковалевские переехали.
А в доме на 6-й линии остались мать
Софьи и семья ее сестры - Анны
Васильевны Корвин-Жаклар.
Это была безумная идея, но
инициатором, как всегда, была Со-
фья Васильевна. Снова кредиты,
долги, наука опять отошла на задний
план.
.. Ковалевские наивно полага-
лись на свои расчеты, забывая, что
нередко жизнь опрокидывает самые
продуманные планы. Не прошло и
года, как, запутавшись в долгах, они
обанкротились, но это уже другая
история. С трудом удалось спасти
дом на 6-й линии: половина его
уже принадлежала сестре Софьи
Васильевны, а свою половину Ко-
валевская сумела передать близкой
знакомой П. О. Ивашинцевой*.
Удар был ужасен! Но, странное
дело, Софья Васильевна восприняла
его довольно спокойно. Софья Васи-
льевна стряхнула с себя прежнюю
светскую жизнь как мишуру. По
предложению П. Л. Чебышева она за
одну ночь перевела на русский язык
свою старую работу об абелевских
функциях и с успехом выступила с
докладом на Съезде естествоиспы-
тателей. Так она снова вернулась в
науку, и можно лишь благодарить за
это его величество случай.
Что касается Владимира Онуф-
риевича Ковалевского, то он так и не
смог оправиться после банкротства.
Вскоре Ковалевские переехали в
Москву, где Владимир Онуфриевич
получил, наконец, место профес-
сора в Московском университете.
Казалось, можно бы снова заняться
своей любимой палеонтологией.
Но Ковалевский чувствовал себя
виноватым перед женой: ведь в
строительство были вложены ее
наследственные деньги. И он вновь
отвлекается от научных забот, опять
пускается в сомнительные пред-
приятия для того, чтобы заработать
денег и обеспечить жену, которая к
тому времени, оставив дочь на по-
печение семьи его старшего брата
А. О. Ковалевского и близкой по-
други Ю. В. Лермонтовой, уехала
в Берлин к своему учителю Вейер-
штрассу. Доведенный до отчаяния
историей с Рогозинским обществом
по переработке нефти, директо-
ром которого он опрометчиво со-
гласился стать и в котором были
обнаружены махинации, страдая
глубокой депрессией, в апреле 1883
года Владимир Онуфриевич по-
кончил с собой в номере гостиницы,
написав перед смертью страшное
письмо-самоанализ своему брату.
Так трагически закончилась яркая,
но короткая жизнь В. О. Ковалев-
ского. Всего за пять лет пребывания
за границей он стал крупнейшим
палеонтологом-эволюционистом,
создателем нового направления
в этой науке, а по возвращении в
Россию почти полностью отошел
от нее, похоронив свой безусловный
талант.
Дом на 6-й линии удалось спа-
сти. П. О. Ивашинцева, жена при-
сяжного поверенного, видимо руко-
водствуясь советами мужа-юриста,
сумела передать свою часть дома
А. В. Корвин-Жаклар, и он полно-
стью перешел во владение Анны
Васильевны. В ней нельзя было
узнать ту красивую романтическую
девушку с благородными порывами,
которая так понравилась Ф. М. До-
стоевскому, или представить ее в
осажденном Париже на баррикадах
и в госпитале с ранеными. Внешне
это была уже располневшая женщи-
на, поглощенная только семейными
заботами. Однако есть указания на
то, что А. В. Корвин-Жаклар про-
должала писать, но лишь немногое
из созданного ею увидело свет. Она
написала интересные воспоминания
об осаде Парижа и Парижской Ком-
муне, но судьба их неизвестна.
Муж Анны Васильевны -
Виктор Жаклар - преподавал в Па-
триотическом женском институте
(1876-1880) и в других учебных за-
ведениях французский язык и лите-
ратуру. Он написал учебник по этим
предметам, который «был составлен
толково и с большим педагогиче-
ским чутьем»**. Жаклар вел также
политические обзоры в журналах
«Слово» и «Дело», написанные им
с большой живостью, остроумно,
иногда эзоповским языком.
В эти годы в первом дворовом
флигеле, в квартире № 16, посели-
* Пелагея Орестовна Ивашинцева была дочерью О. С. Лихонина, в доме которого на углу 4-й линии и Малого проспекта какое-то
время жили Ковалевские и где они впервые захотели построить доходный дом.
** Этот учебник можно посмотреть, например, в Российской национальной библиотеке.
4 3
История Петербурга. № 6 (64)/2011
предыдущая страница 42 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн следующая страница 44 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст