С
овременные мемуары
тройкой десятков миллиардеров-
олигархов, что, в свою очередь,
привело к дичайшему расслоению
общества. Недаром я иногда заяв-
лял: «Он слишком успешен, чтобы
я его уважал».
Да и сейчас, когда говорят о
росте дохода на душу населения, не-
обходимо учитывать степень этого
расслоения. В противном случае
получится, как в анекдоте. Когда
старушка спросила: «Что такое в
среднем?», то получила пояснение:
«Если у вас нет коровы, а соседка
имеет две, то в среднем одна корова
на хозяйство». На что возмущенная
старушка заявила, что если соседка
спит с двумя соседями, а она ни с
кем, то она тоже б.
..ь.
Возникшие в начале реформ
кооперативы (зачастую превратив-
шиеся потом в капиталистические
или даже олигархические струк-
туры), по образному выражению
одного журналиста, имели с коопе-
ративным движением столько же
общего, сколько общего между
датским королевством и «Каплями
датского короля» (лекарство от
кашля). Справедливости ради не-
обходимо заметить, что иногда и я
при расчетах по сертификационным
работам пользовался моими коопе-
ративными друзьями и знакомыми
для обналичивания за определен-
ный процент необходимых сумм.
Можно утверждать, что в пере-
строечной экономике своеобразно
проявился закон Ломоносова - Ла-
вуазье о сохранении материи: коли-
чество материальных возможностей
не увеличилось, но произошло
перераспределение - у большинства
отняли, меньшинству отдали. Фак-
тически была разрушена система
социального обеспечения населения
(уничтожены денежные накопле-
ния, обесценены пенсии, практиче-
ски развалены бесплатная медицина
и образование). Такого краха, как
сказал теперь уже покойный Павел
Хлебников - редактор русского из-
дания журнала «Forbes», Россия не
претерпевала с 1941 года.
Культура деградировала, в ней
поменялись акценты. Культ денег
достиг гигантских размеров, и са-
мыми привлекательными профес-
сиями стали банкир и бандит, а про-
дажа всего и вся (от госдолжностей
до секспартнеров) была возведена
в канон. Нормальную литературу
заменили дешевые дамские романы
и детективы, а многочисленные по-
литические издания сменились еще
более негативным ксенофобски-
погромным чтивом. Подавляющее
большинство периодических из-
даний «пожелтело» - страницы
заполонили сплетни и фото «хозяев
жизни» - финансовых воротил и
представителей попкультуры. ТВ-
экраны захватили слащавые латино-
американские сериалы и сусальные,
фальшивые, американизированные
шоу. Все это разбавлялось безудерж-
ной, назойливой рекламой.
В идеологии были развенчаны,
зачастую несправедливо, прошлые
коммунистические идеалы, новых
предложено не было, так что обще-
ство оказалось в моральном вакуу-
ме, который заполнился отнюдь не
положительными идеями. Интер-
национализм заменился национа-
лизмом, коллективизм - индиви-
дуализмом, бескорыстие - рваче-
ством, честность - жульничеством,
целомудрие - распущенностью,
уважение к обществу - вседозво-
ленностью и т. п. Воровство, бан-
дитизм, проституция, наркомания
стали нормой; господствуют только
деньги, неважно, каким путем они
нажиты - «грязных» не существует;
вещизм, корысть, ложь, обман «пра-
вят бал». Вот такая неприглядно
мрачная картина. Иногда возникает
впечатление, что имела место или
преступная некомпетентность, или
компетентная преступность.
Чтобы меня не обвинили в не-
объективности, хочу сказать, что
имели место и формально поло-
жительные изменения: появилась
свобода передвижения, отменена
официальная цензура (гласность),
продолжена реабилитация и т. д. Но,
на мой взгляд, направление и объ-
ем этих прогрессивных начинаний
зачастую не приводили к позитив-
ным результатам. Дело в том, что
разрушать (ломать) всегда проще
и быстрее, чем восстанавливать
(строить). Вообще же человеческое
общество - система саморегули-
рующаяся, то есть со временем
выправляющая и корректирующая
проявившиеся недостатки, так что
когда-нибудь, наверное, все встанет
на свои места; как образно говорил
А. Т Твардовский (В. Н. Войнович.
«Жизнь и необычайные приключе-
ния писателя Войновича». Гл. 69):
«Пережили лето гарачее, переживем
и говно собачее»(белорусская пого-
ворка). Правда, другой поэт когда-то
грустно уточнил: «Вынесет все - и
широкую, ясную грудью дорогу про-
ложит себе (народ). Жаль только,
жить в эту пору прекрасную уж не
придется - ни мне, ни тебе!»
На «перестроечной» волне я,
как и многие ранее далекие от по-
литики простые советские люди, с
радостью прозелита бросился в кру-
говорот публичной общественной
жизни. Запомнилась праздничная
демонстрация, на которой мы с Мак-
симом шли в колонне демократов
от ТЮЗа к Дворцовой площади.
В первой шеренге, в которой все
демонстранты для монолитности
держались за руки (следует за-
метить, что на колонну так никто
и не напал), рядом с нами шел
Н. Иванов, известный борец с кор-
рупцией, соратник Т. Гдляна, здесь
были П. Филиппов, А. Голов и дру-
гие. Некоторые участники несли
бело-сине-красные флаги, я потре-
бовал дать мне красный флаг Совет-
ского Союза, считая, что демократия
и преобразованный СССР вполне
сочетаются, а идти под царским
триколором считал недопустимым.
По причине якобы отсутствия та-
ких флагов руководитель колонны
П. Филиппов отказал мне в моей
просьбе, и я так и не смог продемон-
стрировать свою приверженность
Советскому Союзу.
В начале этого периода была
борьба за экологию района и, в част-
ности, организация сопротивления
строительству нового цеха Кировско-
го завода, примыкающего к жилым
кварталам. В скобках замечу, что эту
59
История Петербурга. № 6 (64)/2011
предыдущая страница 58 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн следующая страница 60 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст