ностранцы в Петербурге
...Весна 2004 года. Я с небольшой русской делегацией в
приальпийском итальянском городке Маростика (Венето):
гора со сбегающими вниз крепостными стенами, главная
площадь, в XVвеке превращенная в шахматную доску, кра-
сивая легенда о шахматном турнире, черешня в цвету.
..
Мы на приеме в мэрии. Фуршет: звенящие бокалы,
изысканные наряды, красавицы итальянки. В толпе ко
мне проталкивается пожилой господин с папкой в руках.
Представляется:
- Маурицио Моттин. Очень приятно.
- Вы ведь переводите с итальянского?
- Я? Ну, как вам сказать
...
-
Я очень вас прошу: у меня дневник, его написал мой
давний предок. В XIXвеке. Художник, Козрое Дузи, знаете?
- Простите, нет
...
-
Как, не знаете? Его картины хранятся у вас в
Эрмитаже, в Юсуповском, в Русском музее. Он долго
жил в Петербурге. Оставил очень интересный дневник. Я
перепечатал его и вот хочу Вам его дать. Пожалуйста,
переведите и постарайтесь его издать. В Петербурге.
.
Это мечта всей нашей семьи. Обещайте, пожалуйста!
- Но я ведь не издатель, могу только обещать, что
переведу. Да, переведу обязательно, конечно, это очень-
очень интересно.
- Спасибо, вот мой адрес, сообщите мне. Я буду
ждать. Мы будем ждать.
В суете и заботах все некогда было даже прочитать
дневник, только на обратном пути просмотрела несколь-
ко страниц. Такой литературы - куча!
Так и пролежал дневник Козрое Дузи у меня на полке,
вызывая угрызения совести и глухое раздражение на саму
себя, пока, наконец, не случилось чудо: два месяца под-
ряд я нахожусь вдали от Питера, а значит, от работы,
суеты, каждодневных проблем. Чем заняться? Так вот
же, у меня есть дневник! Интересно, жив ли еще господин
Маурицио, а если жив, не потерял ли еще надежду, что в
Питере прочитают строки, написанные его предком?
Начала читать - и не оторваться! Петербург в
1839 году
...
В этом дневнике - каждый день жизни нашего
города: открытие первой железной дороги в Царском
Селе, первый дагеротип, устройство паровой ванны,
иллюминация по случаю вступления в брак царского на-
следника - Александра II, восстановление после пожара
Зимнего дворца, выступления звезд оперы и балета.
Из поисковиков в Интернете, как с переводных
картинок, проявились и стали реальными людьми
(и какими!) граф и графиня Орловы, - они первыми под-
держали заезжего художника, ввели его в свет; граф
и графиня Лаваль, граф Лейхтенбергский, - зять
Николая I, В. Жуковский, великие князья Александр и
Михаил; А. Штакеншнейдер, О. Монферран, А. Н. Оле-
нин, граф Клейнмихель, а также доселе мне неизвестные
Вендрамини, Браницкие, Виги
...
Д узи присут ст вовал на вечере с гениальным
Джустиниани - поэтом-импровизатором, следил за
ловкими руками фокусника Доблера, слушал оперы, где
пели Джудитта Паста и Генриетта Зонтаг, смотрел
балет, где танцевала Тальони, а дирижировал гениаль-
ный Ромберг.
И, конечно, работа. Дузи без устали писал портреты:
императорской семьи, Орловых Лаваль, Калиновской, Голи-
цина, Энгельгардта, Бутурлиной, Бенкендорфа и многих
других представителей высшего света Петербурга.
В 1841 году Дузи стал членом Академии художеств
и получил звание неклассного художника за рисунок
«Шествие Марии Стюарт на казнь». А через год за
картину «Сократ застает Алкивиада в обществе ге-
тер» был возведен в звание академика. Наконец, в 1851
году художник был удостоен профессорского звания за
картину «Положение во гроб» - и ее мозаичная копия
заняла место в Исаакиевском соборе. Именно по его
эскизам, оказывается, был выполнен яркий плафон М а-
риинского театра, а в церкви Мариинского дворца им
были написаны образа.
Конечно, когда переводишь с итальянского языка
имена русских аристократов, возникает немало про-
блем. Иногда сам Дузи не совсем правильно записывал
фамилии, которые он воспринимал на слух; да и милый
господин Маурицио, не знающий русского, подчас, пере-
писывая имена, умножал ошибки. Поэтому некоторые
фамилии, которые я так и не расшифровала, оставляю
в латинском их написании. Возможно, кто-то из чита-
телей сумеет раскрыть новые, незаслуженно забытые
имена.
Предлагаю на ваш суд небольшой отрывок из дневни-
ка художника, который печатается впервые.
Н
. В . К о л е с о в а
И з неопубликованного дневника
итальянского худофника Козрое Д уЗи
6
3
июня. Сегодня утром начал
портрет графини Жозефины Кали-
новской: в полный рост, в натураль-
ную величину; цена - 1500 рублей.
Первый чудный летний день в Пе-
тербурге: теплое солнце, ни ветерка,
ни облачка. Погода действительно
прекрасная, деревья меньше чем
за неделю покрылись листьями, и
сейчас все сады зеленые.
7
июня. Сегодня впервые был
в Оперном театре. Он довольно
большой, но какой-то странной фор-
мы: длинный и узкий, внутреннее
убранство неплохое, но свет слабый
и потому там темновато.
9
июня. Получил весточку от
своей дорогой супруги в ответ на
мое первое письмо, написанное из
России; мой шурин тоже приложил
свое письмо и переслал письма от
князя Яблоновского1: одно для гра-
фа Воронцова, второе - для графа
Фикельмона, австрийского посла
при императорском дворе.
14
июня. Сегодня был на обеде
у графини Орловой в ее прелестном
загородном доме: это готический
замок поразительной красоты, как
с точки зрения архитектуры, так и
История Петербурга. № 6 (64)/2011
предыдущая страница 5 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн следующая страница 7 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст