локада Ленинграда
Если бы летчик чуть-чуть точнее
рассчитал и попал в здание, от нас
ничего бы не осталось. Или если бы
бомба врезалась в заасфальтирован-
ную дорожку - она бы взорвалась.
Но она ушла под землю.
Началась блокада. Мы жили
втроем: я, мама и маленький братик.
Старшие два брата были на фронте.
Мама каждый день работала на
фабрике, братик учился в седьмом
классе, я - в университете, а потом
на работе, поэтому никакого запаса
продуктов мы закупить не успели.
Как только разгромили Бадаевские
склады, сразу же начался голод, ста-
ли выдавать норму: 200 грамм хлеба.
Тот рюкзак картошки быстро съели,
и надо было что-то кушать.
..
Я всегда была тихоня и никогда
даже не предполагала, что смогу
такое придумать. Ведь руководил
кто-то такими моими мыслями! Кто
подал мне такую идею - не знаю.
Вот есть Бог!
Я сказала своей школьной по-
друге: «Поедем с тобой к Воло-
дарскому мосту. Там раньше было
немецкое селение и должны были
остаться огороды». Мы взяли рюк-
заки, приехали, а там военные. И
только один мужик распахивает
картофельное поле на лошади. Мы
ему объяснили, что хотим накопать
картошки, хотя бы немножко. Он
сказал: «Я буду пахать на лошади,
а вы подбирайте и складывайте в
ящики (это для военной части), а
потом возьмете себе картошки и
капусты сколько унесете». Вы себе
не представляете нашу радость! Мы
на обратном пути шли под углом
90 градусов с рюкзаками на спине.
До сих пор помню, туда ходил трам-
вай - «семерка».
Потом и этот запас исчез, опять
нужна еда. Мы с мамой работали,
нам полагалось 200 грамм хлеба, а
неработающим норма - 125 грамм.
Этого, конечно, было мало.
Тогда я придумала вот еще что:
поехать на Московский проспект,
где раньше были огороды, и на-
копать картошки. И мы с подругой
1 октября, когда снег еще не выпал,
но уже стоял мороз, пришли туда. А
там все оцеплено, и военные никого
не пускают. Мы подошли к одному
со словами: «Дяденька, ну пустите,
вон же картофельное поле! А в го-
роде голод! Пока нет снега, мы хоть
накопаем картошки.
..» Он отвечал,
что нельзя, что он не имеет права.
Тогда я придумала: «А вы отверни-
тесь, а мы побежим!» Он сказал: «Ну
я-то пропущу, но там дальше же еще
стоят!» Я говорю: «Дяденька, мы и
тех упросим!» И он, скрепя сердце,
отвернулся, мы побежали. Прибе-
гаем - вдруг, откуда ни возьмись,
немецкий самолет. Мы думали, что
кроме нас на поле никого нет, что
все - конец, но тут из-под земли под-
нимается противотанковое огром-
ное дуло, нам кричат «Ложись!»,
мы падаем на землю. Пикировщик
пролетел, в нас не попал.
Мы и здесь накопали картошки.
Потом мы со школьной подру-
гой услышали по радио, что нужны
медсестры, но на Каменном острове,
а мы жили на Сенной. А транспорт
не ходил! Но мы все равно туда
устроились, вставали в шесть утра
и шли до острова ровно два часа.
Сутки отработаем, потом выход-
ной. Но за этот рабочий день у нас
крошки во рту не было! Выдавали
же карточки, но мы с подругой их
выкупали не каждый день, а потом -
сразу на два дня. Нам взвешивали по
полкило хлеба и к нему еще давали
такой ма-а-аленький довесочек. Так
хотелось его съесть. Мы же сутки
не ели ничего! А мама думала, что
мы кушали, иначе она бы запретила
мне работать.
Мы приносили домой по пол-
кило хлеба. Мама с братиком меня
так ждали! Я прихожу, мама раз-
делит хлеб, который я принесла, на
три части, мы солью посыплем и с
кипятком едим. Вот так мы жили.
Вот такая у нас была блокада.
У меня было еще два брата.
Один из них - Коленька - летчик
морской авиации. Он Финскую
прошел, после нее его отправили
в Москву, работать в военном ми-
нистерстве. Когда он узнал, что со-
бирается группа летчиков, которая
будет направлена для ответной
бомбардировки Берлина, он пошел
добровольцем. Они летали через ин-
тервал, чтобы всех не расстреляли,
а брат летел замыкающим: туда ле-
тел - его все обстреливали, и обрат-
но также. Ведь первые прилетают
неожиданно: отбомбили и улетели,
а последним уже достается.
Они возвращались на аэродром
на острове Саарема в Эстонии.
Коленька прилетел раньше пред-
последнего - опередил его (они
летали через Балтийское море,
где нет никаких опознавательных
знаков, ориентация только по при-
борам), а ему не дают посадку. Ждут,
пока прилетит опоздавший. Он
уже сделал несколько кругов над
аэродромом, а посадки все не дают.
Аэродром был в лесу, и брат не мог
дальше лететь, он врезался прямо
в лес и загорелся.
.. А тот, который
опоздал, делает оборот, видит, что
друзья горят, понимает, что виноват.
Он полетел на второй круг и тоже
погиб. Вот так ушел один брат.
Толечка, второй брат, ушел
воевать, когда ему было 17 лет. Он
сказал, что ему 18, чтобы его взяли в
народное ополчение. Они границу
держали, а их обстреливали финны.
Там он погиб.
.
А третий брат умер в блокаде.
Витенька. Мой папа умер в 1938-м
от туберкулеза, а Витенька, мой
братик, умер не от голода, в апреле
он умер от туберкулеза. Видимо,
заразился от папы.
Вот такая у нас была блокада.
Холод, голод, закрыты все окна:
мы их крестами заклеивали, чтобы
осколки от взрывов не разлета-
лись.
Но потом, в апреле, началась
эвакуация. Всех студентов реги-
стрировали. Но мы были уже в та-
ком безразличном состоянии. Я не
помню, как я дошла до Финляндско-
го вокзала. Отец приятельницы вез
на саночках вещи, мой чемоданчик,
а я рядом шла. Мама оставалась, она
работала на фабрике Володарского,
у них эвакуация была позже - в кон-
це мая. Зима была очень холодная,
на Ладоге образовался толстый слой
льда, метровой толщины. В апреле
появилось солнце, и верхние пол-
метра этого льда растаяли. То есть
все дороги смыло, а озеро-то нужно
пересечь, чтобы попасть на желез-
ную дорогу. Это такой страх!
А у меня уже все было совер-
шенно отключено: ни боязни, ни
сосредоточенности, ни грусти -
никаких чувств! Вот меня втянули
в машину, и я сидела на своем чемо-
дане, ничего не соображая. Машины
шли на другой берег через большой
интервал. Вдруг в нашей машине все
завизжали: впереди идущая машина
провалилась под лед! Раз - и нет!
В одну секунду они все утонули.
Наш шофер успел повернуть впра-
во, и мы проехали. А я сижу, вообще
ни на что не реагирую. За нами еще
какая-то машина тоже провали-
лась. Гибли очень многие.
73
История Петербурга. № 6 (64)/2011
предыдущая страница 72 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн следующая страница 74 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст