И не только в блокаде, конечно.
Моих одноклассников, как только
они окончили 10-й класс, забрали
в армию. Мы их провожали. Один
мальчик, Володя Голубев, был в
меня влюблен. У него был друг, и
они вместе на биологии за послед-
ней партой играли в шахматы. Мы
их называли шахматистами. В армии
Вовочку отправили на Кавказ. Он
мне писал: «Привет из солнечной
Грузии, привет с родины Сталина!»
А когда началась война, он написал,
локада Ленинграда
что его друг - Алик Фролович,
шахматист, погиб в Бресте, в первую
ночь войны.
.. А потом и Вовочка по-
гиб - на Курской дуге.
Я вернулась из эвакуации в 44-м
году, мама - в 46-м. Я зашла домой,
а комната пустая, ничего нет. За-
шла в квартиру соседки, а там стоял
наш шкаф. Они его забрали, пока
нас не было. А у нас там был целый
ящичек семейных фотографий. Я
в детстве вязала кружева сама и за-
крывала ими дверцы того шкафа. Я
выдумщица была, меня мама так и
называла. Подойдет ко мне и спросит:
«Ну и что это, девочка, будет?» -
«Мамочка, это будет то-то».
Так горько, так горько об этом
вспоминать. Ведь я до такой старо-
сти дожила, а они-то, молодые еще,
все погибли! Я последняя осталась
в семье, и я считаю, что мой долг -
написать о том, что мы пережили. Я
пишу стихи. И конечно, мои стихи,
они грустные. Но они о том време-
ни, которое не назовешь веселым.
Война
(к 40-летию начала)
Весь горизонт в кроваво-черных красках,
Как будто пасть чудовища открылась,
Со взрывом изрыгнув врагов в железных касках,
И танков лавою ползучею излилась.
Они пришли в наш край нас убивать,
Творенья архитекторов, жилища,
Цветущие сады и колос на полях -
Всё превратить в руины, пепелища.
Взяв символом своим крест сломанный, они
Прошли Европу маршами забавы.
От русских мужества и натиска брони
Легли в могилы без крестов и славы.
Они не знали истины одной,
Родившейся в стране моей родной,
Что ценности - украсть, присвоить можно,
Но победить народ, познавший дух свободы,
Нельзя! И это просто невозможно!
Первый ответный полет на Берлин
8.УШ.1941 г.
Посвящается моему брату Сергееву Николаю,
штурману морской авиации,
погибшему и похороненному 16.VHI.1941 г.
после возвращения с очередного полета
на своем аэродроме на о. Саарема.
В майский праздник Весны тихий шелест травы,
Как всегда, мирно слал свою вечную песню, -
В сорок первом еще своим взлётом враги
Не тревожили Красную Пресню.
Но в июне, под утро, прервав тишину,
Вражьи бомбы направились к спящим,
И внезапные взрывы в советском тылу
Мир оставили в прошлом, войну - в настоящем.
В августовское время над бездной воды,
Ночью тёмной, в полете орлином,
Наши лётчики, славы сыны,
Факел мести зажгли над Берлином.
На войне платят жизнью с обеих сторон.
Юность светлая, молодость, зрелость
Рушат замки любви, крепостных оборон,
Проявив свою силу и смелость.
Безраздельно все гибнет в военном огне:
Все надежды, мечты поколений и были,
И романтика юности будет на дне
Вместе с павшими в общей могиле.
Время спустит завесу над троном венца,
В жизнь войдут поколения Новых,
Далеки к их сердцам все дороги конца
Прошлых жизней и судеб суровых.
Плакать будет и с горестью жить
Только верное сердце, в день скорбный
Во слезах со свечой к алтарю приносить
Глас посланья души в мир загробный.
ОТ РЕДАКЦИИ
22
декабря этого года А. Г. Логиновой исполнилось 90 лет. Редакция журнала «История Петербурга»
сердечно поздравляет Анастасию Григорьевну с юбилеем и желает ей здоровья, вдохновенья и долгих лет со-
трудничества с нашим изданием!
Примите, Анастасия Григорьевна, наш скромный подарок - подписку на журнал «История Петербурга»
на ближайшие 10 лет!
74
История Петербурга. № 6 (64)/2011
предыдущая страница 73 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн следующая страница 75 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст