локада Ленинграда
выхода нет. Если умру сама, то они
все трое погибнут, так как никому
из них не сходить за хлебом. Значит,
надо себя поддержать за счет их. Все
они лежат беспомощные. Мама не
выходит на улицу уже месяц. Одна
я брожу с раннего утра. Боюсь, что
скоро сама откажусь ходить, так как
ноги и руки опухли, начинает пух-
нуть лицо. Сердце разрывается на
части. Ночи плачу, что ребенок, день
слушаю плач детей. Завтра мой день
рождения. Исполнится 30 лет. Чем
улыбнется мне этот день? Ожидает
очередь за хлебом и слезы детей.
3 февраля
За Зою Бог наказал. В свой день
рождения, 27 и 28 января крохи не
было во рту. В магазинах хлеба со-
вершенно не было. Хлебозаводы не
работали из-за отсутствия топлива
и воды. Удивляюсь, откуда силы
берутся ходить по очередям? За эти
дни за хлебом стояли на улице по 20
часов. Люди умирают в очередях.
10 февраля
Мы все еще живы, но живые
покойники. Мама лежит. Сама вся
распухла, но хожу. Сегодня ночью
плохо было с сердцем, не могла
совершенно двигаться, даже руки
не в силах была поднять - думала,
умираю. Стала кричать помощь.
Мама и дети проснулись, но по-
мочь не могли, так как им не встать.
Поднялся страшный рев в квартире.
Услыхали соседи и меня спасли
теплой водой и холодной. Решила
поддержать себя за счет детей и
мамы. Мамочка и Зоя, наверное,
скоро умрут. Хочется спасти жизнь
самой и Гали. С 1 февраля хлопочу
пропуск выехать из Ленинграда, так
как началась опять эвакуация через
Ладожское озеро, хотя рискованно
очень, так как дорогой бомбят и
обстреливают машины. Но у меня
какое-то предчувствие и надежда
на жизнь. А как хочется жить! Боже
мой, как тяжело, но креплюсь, не
поддаюсь слабости. Через великую
силу, но хожу, так как стоит мне
лечь сейчас, то завтра не встать. А
что творится в городе.
.. Покойни-
ков уже возами увозят на машинах
и зарывают в траншеи. Умирают
целыми семьями. Милиция ходит
по домам и подбирает покойников
на машинах и лошадях. О! ужас,
кошмар. Вчера ходила пешком к на-
шим. Папа лежит в больнице второй
месяц. Мать лежит в кровати. Одна
Серафима на ногах еще бродит и
работает в госпитале. Обратно с тру-
дом пришла. Очень хотелось найти
госпиталь, в котором лежит папа, на-
вестить его, возможно, в последний
раз, но не было сил. Боялась, что
сама растянусь на дороге.
15 февраля
Прибавили хлеба. Теперь дают
по 300 граммов. Получила продук-
тов по крошке. Подкрепились мы
с детьми, а мамочка совсем лежит.
На ней уже предсмертные вши. Не
успеваю убирать с нее паразитов.
Сегодня остригла с нее волосы,
вымыла голову и переодела в чи-
стое белье. Опухоль с нее спала.
Остались кожа и скелет. Живой
скелет, а кушает с жадностью весь
свой паек, и все кажется мало. Сама
лежит, а кушать просит все жадней
и жадней. Стала страшная, худая.
Приближается конец ее жизни. А
как ей не хочется умирать. Хочет
умереть у Поли. Но нет. Теперь ее с
кровати не поднять. Тяжело писать
мне эти слова. Слезы душат, ничего
не вижу. Сама тянусь за счет Зои и
Гали. Им даю меньше пай. Измучи-
лась с тремя инвалидами. Все они
лежат в кровати совершенно бес-
помощные. Галя еще хоть плохо, но
бродит, хоть ей спасти жизнь.
19 февраля
К моему удивлению, мы все еще
живы. Мамочка стала поправлять-
ся, но мне кажется, что это перед
смертью. Узнав о моей. (неразб.)
пришла учительница А. Я. Трофи-
мова, принесла восемь картошин,
из которых мы три раза варили суп.
А. Я. Толшин принес 10 картошин.
И за резиновые боты дал 900 грам-
мов хлеба. Вот этим подкрепились
и живем. В городе развито людоед-
ство. Вечерами страшно выходить на
улицу. Что творится на фронте - не
знаю, но верится, что все равно по-
беда должна быть наша.
22 февраля
Все еще живы. Жду кончины
мамы. На днях должна умереть.
Начинает заговариваться, превра-
тилась в малого ребенка, а кушает с
такой же жадностью, но медленно.
Мне можно уезжать из Ленинграда,
получила пропуск, но мама связала,
так как ее приходится садить на
кровати и поворачивать. Сама чув-
ствую себя неважно, но креплюсь.
О! как хочется спокойно отдохнуть.
Ужели это будет? Ужели я останусь
жива? Иногда я сама становлюсь
ненормальной, боюсь, как бы не
рехнуться.
4 марта
Сегодня в 6 часов утра сконча-
лась мамочка. Не стало у меня боль-
ше мамы. До последнего дня кушала
с жадностью и все просила кушать.
Умирать не хотела, даже о смерти
ничего не говорила. Ежечасно меч-
тала о родине, хотелось досыта на-
кушаться картошки и картофельных
пирогов. После ужина на 4 марта
была без сознания и очищался же-
лудок. Стонала громко до 12 часов
ночи. В час заснула и храпела со
свистом, а потом все тише, тише и в 6
утра заснула навек спокойным сном.
В квартире я осталась совершенно
одна с детьми. Сегодня ее умыла,
одела, убрала всю грязь и вымыла в
комнате. Как ее буду хоронить - не
знаю. Гроб купить не в состоянии. О!
Как мне тяжело, креплюсь, так как
еще на кровати двое детей лежит.
У Зои (неразб.) кажется, теперь ее
очередь умирать. Завтра оставлю
детей одних и пойду к нашим. Там
осталась одна Сима. Отец умер в
больнице 17 февраля, а мы узнали
23 февраля. Умер без родных и по-
хоронен с кучей мертвецов. Мать
Петра лежит в госпитале с поносом.
Наверно, тоже ожидает смерть.
15 марта, воскресенье
Только сегодня похоронила ма-
мочку в братскую могилу. Зашила
ее в красное одеяло Аси. Десять
дней жила с ней одна с детьми. Она
лежала на кухне. Долго не хоронила,
потому что не приходила милиция.
После похорон сходила в церковь,
купила свечку и заказала сороков.
Больше не увижу мамочку никогда!
Прощай, моя дорогая. Прости, что до
последнего дня хотела и спасала тебя.
Такова, видимо, злая судьба. Вчера, то
есть 14 марта, умерла свекровушка.
Мне теперь остается уезжать отсюда.
Собираюсь ехать на родину к сестре
Поле. Неизвестно, что нас там ожида-
ет, но думаю, что хуже не будет. Хоть
картошкой, да сыты будем.
77
История Петербурга. № 6 (64)/2011
предыдущая страница 76 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн следующая страница 78 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст