И
сторическая литература
80
- Ах, Сташек, да они, верно, и
лица-то твоего не разглядели, ты так
ужасно натягиваешь свой картуз.
..
- Я, маменька, снимаю шляпу,
когда здороваюсь с дамами.
- Ну, так что же, значит, на ули-
це было темно.
- Нет, маменька, я стоял под
фонарем на Миллионной, когда Ли-
говские вышли из кареты и взошли
на крыльцо. Но они приехали на бал,
княгиня сверкала бриллиантами,
где уж при таком блеске заметить
бедного чиновника! Я для них ни-
что, пустое место, неразличимая бу-
кашка в толпе подобных. - Стани-
слав опять пришел в возбужденное
состояние, рука его задрожала и чай
выплеснулся на стол. Это заставило
молодого человека одуматься.
- Ах, маменька, простите меня.
Быть может, я преувеличиваю, но,
право же, не стоит обольщаться
пустыми надеждами. Ведь разо-
чаровываться так тяжело и обидно,
а на нашу долю и так много горя
досталось, не правда ли? - с этими
словами Красинский обнял мать,
которая уже промокала платком
выступившие на глазах слезы.
ГЛАВА 2
В этот декабрьский вечер 1833
года плакала не только Анна Васи-
льевна Красинская. Княгиня Вера
Дмитриевна Лиговская, так обидев-
шая ее сына, тоже утирала платком
слезы в своем доме на Большой
Морской улице, вернувшись с бала
баронессы Р*.
Княгиня ехала на этот бал в
большой тревоге, потому и не за-
метила Красинского. И поводов для
беспокойства у нее действительно
было много. Соответствует ли ее
московский наряд петербургской
моде? Найдутся ли на балу знако-
мые кавалеры, которые узнают ее и
пригласят танцевать? Не осмеют ли
петербургские остряки ее мужа, кня-
зя Степана Степаныча Лиговского,
который, несмотря на богатство и
знатность, почему-то выглядит не-
сколько простовато?
Знакомые кавалеры нашлись,
Вера Дмитриевна танцевала и име-
ла успех. Но под конец старая дева
Негурова отравила ей душу своими
рассказами о волокитстве Жоржа
Печорина, в которого Верочка была
влюблена в юности, которому по-
клялась в верности и от которого по-
лучила всего лишь одно письмо, да
и то в самом начале разлуки, перед
тем как полк, куда был зачислен
Печорин, отправился в Польшу на
подавление бунта.
Через три года, приехав в Петер-
бург уже замужней дамой, княгиней,
Вера Дмитриевна снова встретилась
с Григорием Александровичем Пе-
чориным, теперь уже служившим в
Конногвардейском полку, и почув-
ствовала себя очень неловко от его
ядовитых намеков и выразительных
взглядов. Ну почему Жорж имел
над ней такую власть? Он, первый
изменивший их юношеской любви,
как смел он упрекать и изводить
Веру Дмитриевну?.
. Ей хотелось как
можно скорее покинуть Петербург,
никакие столичные развлечения ее
не радовали, но мужа держала здесь
его затянувшаяся тяжба с казною.
В начале января 1834 года дело
князя Лиговского было, наконец,
решено в Сенате. Он получил ком-
пенсацию за свой сведенный по
ошибке лес. И хотя денежная сумма
оказалась меньше, чем ему хотелось,
Степан Степаныч все же был очень
доволен и решил отблагодарить
своего благодетеля Красинского
по-московски, пригласив на обед по
случаю удачного завершения дела.
Званый обед в необжитом тол-
ком петербургском доме доставил
Вере Дмитриевне много хлопот: на-
нять повара от Дюме, купить новые
скатерти, проверить, как отчищено
серебро, заменить каминный экран
в Голубой гостиной. Эти заботы
отвлекли княгиню от мыслей о ве-
роломстве Печорина, но при этом
она так устала и в назначенный для
званого обеда день была так бледна,
что одевавшая и причесывавшая ее
горничная Маша осмелилась пред-
ложить ей воспользоваться фран-
цузскими румянами.
И вот стали съезжаться гости:
кузина Веры Дмитриевны - Кате-
рина Ивановна Сабурова с мужем,
барон Ф* - бывший сослуживец
князя Лиговского, московская зна-
комая Татьяна Петровна Печорина с
шестнадцатилетней дочкой Варень-
кой (они теперь, ради Жоржа, жили
в Петербурге, в собственном доме на
Фонтанке у Симеоновского моста).
Сам Григорий Александрович, разу-
меется, тоже был приглашен, но не
смог присутствовать на обеде из-за
своего дежурства в полку. Приехало
человек двадцать гостей. Станислав
Красинский ради такого случая на-
нял крытые сани и тоже подъехал на
Большую Морскую, к двухэтажно-
му особняку с полукруглым эркером
над подъездом. На этот раз ему не
пришлось стряхивать со своего во-
ротника и картуза сугроб снега, как
это обычно с ним случалось.
За обедом князь Лиговской
представил Красинского своим
гостям, расхвалив сделанную им
карту, благодаря которой тяжба
успешно завершилась в пользу
князя.
- А не приходитесь ли вы
родственником графу Красинско-
му? - тут же спросил Станислава
барон Ф*.
Красинский, уже привыкший к
этому постоянно задаваемому во-
просу, спокойно ответил, что к граф-
скому роду Винцентия Красинского
Симеоновский мост.
Акварель А. Мартынова. 1822 г.
История Петербурга. № 6 (64)/2011
предыдущая страница 79 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн следующая страница 81 История Петербурга №64 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст