П
,
етербуржцы и петербурженки
наказаний. Решительный протест
доктора привел к тому, что наказание
розгами было отменено17.
Доктор Эйхгольц занимался на-
учной работой, его годовые отчеты
и докладные записки переплетались
в мастерской, и узники имели воз-
можность их читать. Некоторые его
работы были напечатаны в «Вест-
нике Главного тюремного управле-
ния». В этих статьях «он, со своей
точки зрения врача-тюрьмоведа, с
цифрами, фактами и диаграммами
подвергал жесточайшей критике
всю пенитенциарную систему рус-
ского правительства»18.
Доктор заботился не только о
физическом здоровье заключенных,
но и о духовном и нравственном их
развитии.
В своей книге он рассказал о том,
как проводил беседы на географиче-
ские и естественно-исторические
темы, касаясь зоологии, ботаники,
химии, физики, вплоть до основ кос-
мографии. «Заключенные разных
национальностей, классов и стадий
развития составляли великолепную
аудиторию»19.
Он считал, что в каждой тюрь-
ме, помимо церкви, должны быть
библиотека и школа, занятия в
которой могли бы проводить пред-
ставители администрации и пригла-
шенные лекторы-общественники.
В Шлиссельбургской крепости
политкаторжане разработали план
самообразования. План включал
историю, литературу, философию,
математику, иностранные языки,
сельское хозяйство и т. д. Лекторами
и руководителями занятий были
образованные узники: В. О. Лихтен-
штадт, В. Н. Малашкин, Б. П. Жа-
дановский и другие. Заключенные
называли свою учебу «тюремным»,
или «романовским», универси-
тетом.
В библиотеке Шлиссельбург-
ской каторжной тюрьмы к 1917
году было около десяти тысяч
томов.
В результате самоотверженной
работы доктора Е. Р. Эйхгольца
уменьшилась смертность в пере-
сыльной Смоленской тюрьме с 4%
до 2%, в Смоленской каторжной
тюрьме - с 7% до 1,2%, в Шлиссель-
бургской каторжной тюрьме за один
год - с 6,0% до 0,6%, то есть ровно
в 10 раз20.
Подводя итоги своей работы,
Е. Г. Эйхгольц писал: «Труд врача
в тюрьме не карьера, не профессия,
а призвание. Ежели призвания нет,
то не следует переходить порог
тюрьмы и брать на себя бремя не
по плечу»21.
После Февральской революции,
в марте 1917 года Е. Р. Эйхгольц
с семьей переехал на постоянное
жительство в Финляндию.
1
Гамбург И. К. За крепостными стенами. На каторжном острове. Дневники, письма и воспоминания политкаторжан «нового
Шлиссельбурга» (1907-1917). Л., 1967. С. 163.
2
Хайлликайнен Кюости. История Эйхгольца, тюремного врача / Пер. Л. А. Яковлевой. Хельсинки, 1993. С. 4. К. Хайлликайнен -
родственник Е. Р. Эйхгольца, занимался историей семьи, посетил Петербург и Шлиссельбургскую крепость.
3 Исторический очерк Царскосельской Мариинской женской гимназии за 1865-1890 гг. / Сост. С. Е. Алексеев. СПб., 1890. С. 3.
4 Российский медицинский список, изданный медицинским департаментом Министерства внутренних дел. СПб., 1839-1916.
С. 40-45.
5 РГИА. Ф. 1349. Оп. 2. Д. 1348. Л. 37-38.
6 Там же. Л. 38-39.
7 ГАРФ. Ф. 122. Оп. 1. Ч. 2. Д. 7336. Л. 5.
8 Там же. Л. 13.
9 Вороницын И. П. Из мрака каторги. Харьков, 1922. С. 69.
10 Там же. С. 133.
11 Эйхгольц Е. Р Тюремный врач и его пациенты. Пг., 1916. С. 5.
12 Там же. С. 23.
13 Муравин Г. М. Пять лет в Шлиссельбургском централе. На каторжном острове. Л., 1967. С. 181-182.
14 Вороницын И. П. Из мрака каторги. Харьков, 1922. С. 133.
15 Гернет М. Н. История царской тюрьмы. М., 1963. Т. 5. С. 45.
16 Градский В. (Лит. псевдоним В. Ф. Гончарова). Шлиссельбургская каторга / / Былое. 1924. № 25. С. 192.
17 Петров Ф. Н. В Шлиссельбургской крепости. Сб. На каторжном острове. Л., 1967. С. 27.
18 Вороницын И. П. Указ. соч. С. 134.
19 Эйхгольц Е. Р Указ. соч. С. 75.
20 Там же. С. 60.
21 Там же. С. 133.
14
История Петербурга. № 1 (65)/2012
предыдущая страница 13 История Петербурга №65 (2012) читать онлайн следующая страница 15 История Петербурга №65 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст