П
етербуржцы и петербурженки
С той минуты она предалась всецело
любви к Богу; ея жизнь проходила
в полном уединении и глубоком
созерцании»6.
О том, как жила и умерла вдов-
ствующая императрица, как закон-
чилось ее последнее путешествие,
рассказывают в своих воспомина-
ниях люди, ее окружавшие, и доку-
ментальные свидетельства. В РГИА7
сохранился «Журнал пребывания
Государыни императрицы Елиза-
веты Алексеевны в Таганроге после
вывезения отсюда тела покойного
императора, отъезд императрицы
в Белев, кончина ее Величества и
привезение тела в Петербург с 29 де-
кабря 1825 по 13 июня 1826 года»8,
являющийся ценным достоверным
источником.
После смерти Александра I
его тело было набальзамировано
и 11 декабря 1825 года перевезено
в Троицкий собор Александров-
ского монастыря9, где установлено
в порфире и золоченой короне на
высоком, в 12 ступеней катафалке
под балдахином, поддерживаемым
четырьмя колоннами. Стены и окна
собора затянули черным сукном,
у гроба установили постоянное
дежурство.
Согласно традиции по смерти
императора был объявлен годичный
траур, разбитый на четыре кварта-
ла. Первый квартал - первые три
месяца - полагался строгий траур.
Каждый день шли службы, на кото-
рых присутствовала и овдовевшая
императрица, ее жизнь проходила
в ежедневных молитвах. Миновало
более месяца, прежде чем траурный
кортеж императора тронулся в по-
следний путь. Печальное шествие
с гробом Александра I отправилось
из Таганрога 29 декабря 1825 года
в десятом часу утра, Елизавета
Алексеевна присутствовала на
службе и простилась с телом мужа.
Из-за плохого самочувствия вдов-
ствующая императрица оставалась
в Таганроге.
Через день после выступления
Печальной процессии из Таганрога
Елизавета писала своей матери,
маркграфине Баденской Амалии:
«Все земные узы порваны между
нами <.
..> Друзья с детства, мы
шли вместе в течение тридцати
двух лет, мы вместе пережили все
эпохи жизни. Часто отчужденные
друг от друга, мы тем или другим
образом снова сходились, очутив-
П. Басин.
Императрица
Елизавета Алексеевна
шись, наконец, на истинном пути,
мы испытывали лишь одну сладость
нашего союза. В это-то время она
была отнята от меня! Конечно, я
заслужила это, я недостаточно со-
знавала благодеяние Бога, быть
может, еще слишком чувствовала
маленькие шероховатости.
..»10
Она приказала поставить в ту
комнату, где скончался ее супруг,
походную церковь, чтобы иметь
возможность каждый день при-
сутствовать в ней на панихиде.
Окружение восприняло ее решение
Ф. Крюгер.
Князь П. М. Волконский.
ГЭ
напряженно, опасаясь, что горест-
ные воспоминания усугубят и без
того плохое состояние ее здоровья.
Императрица чувствовала себя все
хуже, злой недуг быстро прогрес-
сировал. Ее любимый лейб-медик
К. К. фон Штофреген11, который
еще в 1806 году по рекомендации
графини фон Пален стал не только
лечащим врачом, но и доверенным
лицом Елизаветы Алексеевны, при-
гласившей его для лечения Алексан-
дра I в Таганрог, был при ней. Одна-
ко врач уже ничем не смог помочь
Александру I, он присутствовал при
кончине государя и своему брату в
Ригу подробно описал ход болез-
ни и смерти императора. Теперь
главной заботой окружения стала
вдовствующая императрица, кото-
рая таяла на глазах, ей трудно было
дышать. 12 апреля 1826 года князь
П. М. Волконский12 писал импера-
тору Николаю I: «Долгом почитаю
вашему императорскому величеству
всеподданнейше донести, что сла-
бость здоровья вдовственной им-
ператрицы Елизаветы Алексеевны
вновь увеличивается. Сверх того, ее
императорское величество чувству-
ет в груди сильное удушье, которое
препятствует даже говорить, и сама
изъявила г. Штофрегену опасение
водяной болезни в груди, хотя
г. Штофреген не уверен, что таковая
болезнь существует, но начинает,
однако, сильно беспокоиться, пред-
ложил ее величеству лекарства для
предупреждения оной и надеется,
что предполагаемое путешествие
может отвратить сию болезнь»13.
Пришедший к власти император
Николай I заботился о невестке -
9 января 1826 года последовал высо-
чайший указ «Об отдании Каменного
острова со всеми находящимися
на нем дворцовыми зданиями и
заведениями в собственность го-
сударыне императрице Елизавете
Федоровне»14, но она от Каменного
острова отказалась, пожаловав его
вместе со всеми дворцовыми по-
стройками в собственность младшего
брата ее супруга великого князя Ми-
хаила Павловича и его потомства, что
подтверждается именным указом го-
сударя, подписанным 27 марта 1826
года15. Петербургу она предпочитала
Москву, предполагая поселиться где-
нибудь в ее окрестностях.
22 марта 1826 года, когда потеп-
лело, ее поезд отправился в путь.
Окружение заранее проложило
23
История Петербурга. № 1 (65)/2012
предыдущая страница 22 История Петербурга №65 (2012) читать онлайн следующая страница 24 История Петербурга №65 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст