- Значит, там ничего вредного нет. Передайте этот
ящик даме. Она может взять его с собой.
Таким образом, мои сочинения уцелели благодаря
тому, что два коменданта поочередно спихивали с себя
ответственность!
Выпустили меня на свободу Радости моей не было
границ, но сразу же появились и границы - мне было
разрешено проживание в Петербурге, с тем чтобы я
каждое утро ходил в отделение и получал паспорт на
каждый день. Так я прожил две недели!
Я поделился своими горестями с одним знакомым
адвокатом, защищавшим в ту пору политических. Он
поехал в Сенат и стал доказывать, что я выпущен на
свободу безо всяких ограничений. У него были связи,
знакомства, и ему удалось познакомиться детально с
новыми положениями о выпущенных на волю. В итоге
пришлось обратиться к министру юстиции Щегловито-
ву. Тот вошел в мое положение и приказал, чтобы мне
выдали паспорт на три месяца с тем, чтобы я в течение
этих трех месяцев приписался бы к одному из привиле-
гированных сословий и получил постоянный паспорт.
Получив временный паспорт, я отправился к себе на
родину в Мологский уезд, в город Мологу. В этом горо-
де жили четыре мои сестры с мужьями, которые были
хорошо известны местному начальству. Сейчас же мне
представили мещанского старосту с тем, чтобы он при-
писал меня к мещанам города Мологи и выдал документ
на жительство. Староста этот сказал, что он считает для
себя честью приписать человека с такой судьбой, как у
меня, к мещанскому сословию. Вскоре меня прописали и
выдали постоянный паспорт и свидетельство мещанина
города Мологи.
После того как я был выпущен из Шлиссель-
бургской крепости, все тогдашние либералы хотели
со мною познакомиться. За это время я приобрел
массу новых знакомых. Так я познакомился и с моею
будущей женой - племянницей писательницы Марии
Валентиновны Ваксон.
Переехав в Петербург, я сразу же вошел в круг
ученых. С этих лет стали издаваться мои книги. Вот
некоторые из них: «Откровение в грозе и буре», «Пе-
риодические системы строения вещества», «Менделеев
и значение его периодической системы для химии буду-
щего», «В начале жизни», «Из стен неволи», «Основы
качественного физико-математического анализа»,
«Законы сопротивления упругой среды движущимся
телам», «Начала векториальной алгебры в их генезисе из
чистой математики», «В поисках философского камня»,
«На войне» (об этой книге хочу сказать особо - это мои
воспоминания о втором годе Первой мировой войны, мне
довелось побывать на передовых позициях), «Повести
моей жизни» и многие другие.
Немало я работал и как редактор, организатор ряда
изданий. Под моей редакцией выходили такие книги, как
«Введение в дифференциальное и интегральное исчис-
ления и дифференциальные уравнения», «Техническая
энциклопедия» и, наконец, «Детская энциклопедия».
Одной из наиболее значительных моих работ была
книга, вышедшая в свет под названием «Христос», -
это история народов в свете естествознания. Название
придумал не я - у меня был другой вариант - длинный
етербуржцы и петербурженки
и слишком наукообразный. Мой издатель - Ионов -
обратил внимание на то, что у меня очень много упо-
минаний о христианстве, и посоветовал в целях привле-
чения читательского внимания назвать мое сочинение
«Христос».
Так в книгах началась моя новая жизнь. Жена моя, по
призванию актриса, посвятила свою жизнь моей работе.
Она помогла мне во всем, читала корректуры и даже
научилась делать для меня кое-какие вычисления.
В настоящее время я работаю над применением
астрономии к метеорологическим явлениям. Я пришел к
заключениям, что наша погода зависит не только от пере-
мены солнца, но и от всего нашего галактического космо-
са. Для доказательства этого тезиса нам придется пере-
делывать все метеорологические таблицы с солнечного
времени на звездное. Эта работа представит большие
трудности, но провести ее совершенно необходимо для
определения влияния галактики на метеорологические
явления и даже землетрясения. Землетрясения вообще,
по моему убеждению, бывают тогда, когда местность
подвергается притяжению галактики при
суточном
вращении земного шара.
Кабинетная работа не стала для меня единственной.
После выхода из Шлиссельбургской крепости я сразу
же познакомился с Лесгафтом, который пригласил меня
читать курс химии. Так я стал профессором химии, начал
свою преподавательскую деятельность.
Вместе с тем я немало ездил по России, читал лекции
по самым разным отраслям знаний, в том числе, кстати, и
по авиации. Читал даже лекцию в авиационном училище
о культуре и научном значении воздухоплавания.
В Академии наук СССР я являюсь почетным членом.
Я представил туда четыре научных труда: «О частоте зем-
летрясений», «О влиянии электромагнитного и магнитного
поля планет на устойчивость их орбит», «Об аберрации и
вращении наблюдательной базы» и о том, что сила тяго-
тения распространяется со скоростью света.
Да, я посвятил свою жизнь исключительно науч-
ной деятельности, в которой вижу главное орудие для
будущего счастья человечества. Насколько хватит сил,
и сейчас отдаю все свое время и все силы науке, и мне
часто вспоминается стихотворение, которое я повторял
еще в юности много раз:
Догорает свеча, догорает,
а другого светильника нет.
Пусть мой труд остановки не знает,
пока длится мерцающий свет.
Пусть от дремы, усталости, скуки
ни на миг не померкнет мой взгляд.
Пусть мой ум, мое сердце и руки
сделать все, что возможно, спешат.
Чтоб во сне меня мысль утешала,
что последняя вспышка ума,
что последняя искра застала
за работой полезной меня.
Вот и судите сами, одна жизнь мною прожита или
две! Все-таки, наверное, - одна, потому что нет револю-
ции без науки и нет науки без революции.
36
История Петербурга. № 1 (65)/2012
предыдущая страница 35 История Петербурга №65 (2012) читать онлайн следующая страница 37 История Петербурга №65 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст