И
стория учреждении
58
Знак «За ударную конную работу» 1934 г
Им награждались члены Осоавиахима, прошедшие начальную
кавалерийскую подготовку и научившиеся бережному уходу за конем
«От модели - к планеру, от плане-
ра - на самолет», «Комсомолец, на
самолет!», «Дадим стране 100 тысяч
летчиков!».
Но воспевание неба вовсе не
означало того, что легендарная
Красная конница может быть за-
быта. В разных городах открывались
кавалерийские школы, не терявшие
своей популярности. Была даже
выпущена почтовая открытка ти-
ражом 60 тысяч экземпляров - на
ней крупным планом изображалась
миловидная комсомолка с двумя
лошадьми в поводу - «Девушка
кавалерист-осоавиахимовец». Так
что с подготовкой новых конников
все было в порядке. Руководители
осознавали всю важность задачи,
исполнение которой контролировал
лично сам товарищ Буденный.
И вот одна из многочисленных
школ конного дела Осоавиахима
с 1932 года обосновалась, как го-
ворится в документе, «в здании
б. Зимнего дворца», получив в свое
распоряжение «конюшню и манеж
с антресольными комнатами (общая
площадь 2300 кв. м)» (в здании Мало-
го Эрмитажа. -
А. К.)
Говорили, что
главным конюхом при осоавиахи-
мовских лошадях служил бывший
царский кучер. Был ли это действи-
тельно кучер, управлявший некогда
царской каретой, неизвестно, но то,
что он когда-то служил в Зимнем
дворце, вполне вероятно, - ведь и
после революции многие из старых
служащих, уволенных в 1918 году
после упразднения Гофмаршальской
части, были вновь приняты на работу
во Дворец искусств.
Эрмитаж, заключая договор на
один год, рассчитывал, что аренда-
тор исполнит его условия и «произ-
ведет ремонт перекрытий и самих
помещений»6. Выгода, на первый
взгляд, была очевидна, ведь скачки с
препятствиями проходили не в Боль-
шом дворе, а где-то в другом месте,
во всяком случае, в одном из доку-
ментов говорится, что «пользование
дворовой площадью (Большой двор
Зимнего дворца. -
А. К
.) разрешено
только для проезда и устройства ко-
новязи». Занятиями выездкой кур-
санты занимались в Манеже, что они
делали в Висячем саду - не известно,
но из официальной бумаги, подпи-
санной директором М. В. Леграном
и архитектором А. В. Сивковым и на-
правленной Эрмитажем в Народный
комиссариат просвещения, следует,
что Осоавиахим не только ничего не
отремонтировал, но и «привел Вися-
чий сад в разрушенное состояние».
Эрмитаж решил не продлевать до-
говор, но школа выезжать не торопи-
лась, и дело дошло до Госарбитража.
Результатом стало постановление о
выплате музею неустойки за «неосво-
бождение помещений - по 300 рублей
за каждый просроченный день». Все-
го набежало 18 тысяч рублей7.
Такой поворот дела Осоавиахим
не устраивал, и в ход пошла «тяже-
лая артиллерия» - 31 мая 1933 года
из Москвы была получена телеграм-
ма С. М. Буденного, занимавшего
тогда пост инспектора кавалерии
РККА. Приводим текст этой теле-
граммы полностью:
«Ленинград Эрмитаж Кавшко-
ла ОСОавиахима
Комвойск ЛВО послано теле-
грамма протест попыток выселения
школы тчк вам остается манеж вести
работу администрации сообщить во-
прос о вывозке школы может быть
решен лишь согласования мной
Буденный»8.
Осоавиахимовцы, расположив-
шиеся в «б. Зимнем дворце», по-
лучив депешу, сразу же двинулись
за поддержкой в здание напротив,
в Штаб Ленинградского военного
округа, расположенный по адресу:
площадь Урицкого, 10.
Уже 3 июня 1933 года директор
Эрмитажа был вызван на совещание
«по вопросу о помещениях (ко-
нюшня и манеж), занимаемых Кав-
школой Осоавиахима по арендному
договору с Госэрмитажем в КЭО
(квартирно-эксплуатационный от-
дел. -
А. К.)
ЛВО»9.
Накануне начальник КЭО Гор-
дон и председатель Леноблсовета
Осоавиахима Флигельман уже
успели обсудить стратегию борьбы с
Эрмитажем, заручившись при этом
поддержкой Смольного.
В результате договор был, есте-
ственно, продлен до конца года, а
денежный штраф, который Эрми-
таж успел получить, пошел «в зачет
арплаты». Решающую роль в этом
сыграла, как и следовало ожидать,
телеграмма «члена Реввоенсовета
тов. Буденного».
«Закрытие Школы должно от-
разиться на военной работе, а этого
невозможно допустить», - записано
в протоколе совещания, проходив-
шего в Штабе округа.
«Командование считает, что
помещение должно быть предостав-
лено минимум на 1 год».
Аргумент другой стороны, что
«помещения, занимаемые конюш-
ней и манежем в Зимнем дворце,
предполагается использовать Эр-
митажем для выставки экспонатов
конюшенного музея», действия не
возымели, хотя Гордон, со своей
стороны, заверил, что «командова-
ние ЛВО окажет Эрмитажу всякое
содействие и помощь в деле возвра-
щения б. Конюшенного музея»10.
После согласований в Лен-
совете («вопрос о дальнейшем
пользовании помещениями пере-
нести на разрешение Наркома тов.
Бубнова»), Эрмитаж был вынужден
подписать новый договор с Осоави-
ахимом, по которому тот оставался
на территории музея до 15 мая 1935
года. Плата за аренду составляла
75 копеек за квадратный метр -
История Петербурга. № 1 (65)/2012
предыдущая страница 57 История Петербурга №65 (2012) читать онлайн следующая страница 59 История Петербурга №65 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст