П
.
етербуржцы и петербурженки
лось бы, весенняя зелень и голубое
небо с легкими облачками должны
подчеркнуть безмятежность проис-
ходящего, но невольно возникает
ощущение зыбкости, неустойчиво-
сти, призрачности; состояние героев
разнится, присутствует психологи-
ческий разлад. Это подчеркивается
и композиционно.
Второе полотно - «Семья»
(1995), вероятно, создано как часть
диптиха и повествует о последнем
дне царской семьи. Перед мучени-
ческой кончиной в Ипатьевском
доме семья спускается в подвал.
Император с царевичем на руках,
юные великие княжны вслед за
Александрой Федоровной. Компо-
зиция лаконична, за ее пределами
оставлены цареубийцы: первые -
уже спустились в подвал, следую-
щие за героями картины - также не
в «кадре» композиции. Но подобное
решение не делает картину менее
трагичной. Нет, не тревога в вы-
ражении лиц, скорее - жертвенная
обреченность, неизбежность, неот-
вратимость происходящего.
Насколько глубок автор в оцен-
ке происходивших событий, на-
сколько убедителен в воплощении
коллизий, приведших к крушению
империи, к масштабному истори-
ческому перелому? Однозначного
ответа, пожалуй, нет. Но и художник
задает этот вопрос снова и снова.
Десятилетие спустя Михаил
Кудреватый вновь обратился к со-
бытиям переломного времени. Те
же мысли в раздумьях о судьбах
русских людей в эмиграции. На
полотнах «Графская пристань»,
«Братья» (обе - 2007), «Сестры»
(2006) высветятся трагические лица
покидающих Родину в стремлении
обрести покой, часто не только и не
столько для себя, но для своих детей,
близких; или отдаляющихся друг от
друга, рвущих семейные, братские
узы во имя призрачных идеалов.
В отечественной истории Миха-
ил Кудреватый подчас находит лю-
дей, близких ему и по духу, и по род-
ству. Так, в его творчестве появился
портрет деда - морского офицера,
участника Русско-японской войны
1904-1905 годов Михаила Матвее-
вича Кудреватого (1999).
Тревогой веет от полотна «По-
эты и Судьба» (1990). Петроград.
У Пяти углов Анна Ахматова и
Николай Гумилев остановлены
старой гадалкой. Рука поэта в руке
Семья.
1995 г.
Холст, масло
гадалки. Нетрудно догадаться о
предначертаниях прорицательни-
цы. Психологически и портретно
выверенные изображения Анны
Андреевны и Николая Степановича
написаны мастерски, убедительно.
Образ гадалки несколько «размыт».
Видимо, поэтому глубина передачи
трагических черт и нот проистекает
Портрет морского офицера
М. М. Кудреватого.
1999 г. Холст, масло
из цельности портретных характе-
ристик самих поэтов.
Самая трагическая страница в
истории Петербурга - ленинград-
ская блокада стала также темой
живописного полотна художника.
«Ленинградский трамвай» (2005) -
единственный общественный транс-
порт блокадного города, явление
Поэты и Судьба.
1990г. Холст, масло
15
История Петербурга. № 2 (66)/2012
предыдущая страница 14 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн следующая страница 16 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст