П
.
етербургская семья
36
мой*: «Милые папа и мама! Как вы
поживаете? Не скучаете ли? У нас
очень весело и скучать некогда.
..».
К 20 мая настроение изменилось.
Со станции Уйта Таня написала:
«Еще два часа, а мы голодны, как
волки. Мы встали в 6 часов и съели
по 1/8 хлеба и выпили по 1 кружке
чая, а обед в 1 час дня. Значит нам
надо ждать 6 часов ничего не евши.
Господи, как я раскаиваюсь, что
поехала. Это случилось в первый и
в последний раз. Я понимаю, что вам
без нас легче, но не могу не написать
вам этого, хотя Вера и говорит, что бы
я этого не писала, но ведь я обещала
папе писать всю правду и сдерживаю
свое слово. Скорее бы проходило
лето. Сейчас принесли хлеб, и все
мы как голодные собаки бросились
выбирать большие куски. Я сейчас
пообедала, но совсем не сыта.»
Но это письмо дочери Альбрехты
получат лишь через год, 20 августа
1919 года! Во всех письмах девочек
говорится о еде, о ценах на продукты
на станциях, мимо которых проходил
поезд. У нас сохранились Танины
письма, которые она писала до 24
мая каждый день, а затем гораздо
реже. Настиных писем меньше. И
на это есть причина: «. мама знаешь
что Таня мне недает бумаги иза того
я так долго не писала тебе писем.
Мама мы уже приехали в Вятку.
Когда мы проезжаем поля и леса то
все бывает покрыто снегом. Мама
мы встаем в 6 часов, чай пьем .
.., в
4 ч. чай, а в 6 ужин. У нас обед такой
на 1. суп с макаронами на 2. каша без
соли и масла. Папа ты думал что мы
будем скучать, но нам очень весело.
В Вятке мы ходили город осматри-
вать. Видели забор. Одни улицы.
..
Мы прошли 4 версты, там очень де-
шево яйцо 30 коп молоко 60 коп хлеб
3 р масло 7 руб. Но в Вятки зараза
холера и дивтирит .
..».
Насте всего девять лет, ее пись-
ма изобилуют трогательными ошиб-
ками; она очень скучает без мамы и
папы: «.Мама, у вас, наверное, нет
сахара. То я вам пришлю. Может
быть будут так добры, что и не от-
нимут. У вас я знаю, нет и хлеба.
Но я боюсь, что отнимут хлеб сахар
мне не так дорог как хлеб.» «.скоро
приедим в Миасс Мама жаль что
ты нам не дола денег ой как жаль
потому что булки по 70 коп. Хотя
кормят и хорошо но все-таки есть
Письмо Насти к маме.
Декабрь 1918 г.
охото. И очень завидно что другие
покупают, а мы сидим как нищие.
Мамочка хоть 20 копеек пришли.
Девочки не которые плачат но я
удерживаюсь. Но один раз я не вы-
держила и расплакалась мне есть
очень хотелось. Ты знаешь что я с
Таней не привыкла к режиму и есть
все время охото.» На одном из пи-
сем Насти стоит штамп: «Вскрыто
военною цензурой г. Петроград.
Военный цензор № 740».
Из Петрограда 28 мая Тане и
Насте пишет папа: «Дорогие мои
дети. Письма (5 штук) получили,
знаем из газет, что 24-го вы были
уже в Перми. Мама только бес-
покоится, не холодно ли вам. У
нас все держится холодная погода.
Картошку посадили, копаем грядки
перед Музеем, чуть ближе цветника.
Мы опять выехали на восьмушку
хлеба, но благодаря разрешению
свободной продажи продуктов - у
нас есть пока чем питаться.»
Наконец колонии прибыли в
места назначения - город Миасс
и поселок Курьи. Уральская при-
рода была сказочно красива. Дети
отдыхали, ходили на экскурсии,
частично себя обслуживали. Об
этом времени Таня написала маме из
Петропавловска, где она оказалась
в ноябре 1918 года: «Миленькая
мамуся! Когда мы жили в Миассе,
то собирали коллекцию камней. Я
тоже собирала. У меня есть очень
хорошенькие камни. Мне очень нра-
виться голубой камень, амазонит. Я
посылаю вам кусочек этого камня.
По моему, этот камень можно вста-
* Во всех письмах и документах сохранены орфография и пунктуация оригиналов.
вить в кольцо или в брошь. Он как
бирюза. У меня только нет горного
хрусталя, граната, изумруда, топаза
и аметиста».
Эта коллекция камней хранится
в нашей семье и по сей день.
.А в стране тем временем уже
полным ходом шла Гражданская
война. При поддержке местных
отрядов мятежный Чехословацкий
корпус под предводительством
Радолы Гайды3 захватил и контро-
лировал огромную территорию от
Урала до Владивостока, по которой
проходила Транссибирская маги-
страль. Основные эпизоды тех дра-
матических событий происходили в
непосредственной близости от мест,
куда волею судьбы были заброше-
ны дети, и Чехословацкий мятеж
произошел именно тогда, когда дети
подъехали к Челябинску.
3
августа Таня писала: «.Деньги
мы все растратили. Пришлите по-
жалуйста, хотя бы немного. Тогда
я куплю муки и насушу хлеба. Нам
дают хлеба по 1 1/4 фун. ситного
и конечно нам из своего хлеба на-
сушить не удается. Мы все съедаем.
Я страшно скучаю по вас и мне все
кажется, что я вас больше не увижу.
Мне почти каждый день вы снитесь.
И всегда то мертвыми, то больными.
.М илые мои! Многое хотелось
вам рассказать, да в письме всего
не напишешь. Ах! как хотелось бы
увидеть вас хотя бы на один день, .
Все мы страшно ругаем себя за то,
что поехали в колонию. Мы стали
теперь совсем дикарями: вилками
есть не умеем, а едим руками, от-
вечать вежливо не умеем, так что,
если Бог даст, приедем в Петроград,
то многому вам придется учить
нас.
.. Так хочется домой, что прямо
и описать нельзя. Я согласна была
бы и голодать и умереть от холеры,
но всем вместе. Дура я, что поехала!
Настоящая идиотка! Ведь знала
я, что у вас будет голод, а все таки
поехала. Бесстыжая я рожа! Да еще
и Настю с собой повезла! Я вижу,
что она скучает, но редко говорит
об этом. Мы с ней ссоримся очень
редко. Хоть написать еще есть что,
да не хватает бумаги. Пишите по-
чаще. Передайте10 000 поцелуев
каждому из родных и знакомых.
Крестненькой 100 000 поцелуев, а
вам, мои милые по 1 000 000 000.
.а в колонии ходит дизентерия
и холерина, очень похожая на холе-
ру. На ваши фотографии я теперь
История Петербурга. № 2 (66)/2012
предыдущая страница 35 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн следующая страница 37 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст