уша Петербурга
В. Д. Бонч-Бруевич следующим
образом разъяснял старообрядцам
его отдельные положения: «Конфи-
скации подлежат только имущества,
жалованные в прежнее время церкви
государственной властью, например,
земли, а равно предметы, бывшие
раньше собственностью государства
<...> все же, что приобретено на сред-
ства церковных общин, например,
приходские дома, а также подарен-
ные, пожертвованные и завещанные
частными лицами, не подлежат пере-
ходу в народное достояние, так как
уже и без того принадлежат народу,
объединившемуся в ту или иную ре-
лигиозную общину»25. Однако такое
толкование противоречило тексту
декрета, где прямо сказано о том, что
«все имущество существующих в
России религиозных обществ объяв-
ляется народным достоянием»26.
Комментируя встречу управляю-
щего Совнаркома со старообрядцами,
церковная пресса задавала вполне
аргументированные вопросы: «По-
чему же в декрете не сделано такого
ограничения, о котором говорит
г. Бонч-Бруевич? И насколько его
разъяснения являются с точки зрения
нынешней власти авторитетными?
И, наконец, почему ежедневно за-
хватываются церковные имущества,
приобретенные именно на средства
церковных обществ?»27
Несмотря на то, что со стороны
православного клира в рассматри-
ваемый период фактически не было
никаких антисоветских выступле-
ний, коммунистическая печать
с первых же месяцев советской
власти насаждала предубеждения
в контрреволюционности Право-
славной церкви. «И не становитесь
поперек нашей дороги, - угрожаю-
ще предупреждала священно- и цер-
ковнослужителей большевистская
“Правда”, - не злоупотребляй-
те нашим терпением!»28 На это
«Церковные ведомости» отвечали
«гг. комиссарам», что «Православ-
ная Церковь, основанная на костях
мучеников, угроз не боится»29.
Пропагандистскому наступле-
нию новой власти священнослужи-
тели на местах противопоставляли
свои особые обращения к населению
с «кратким ответом на все главные
нападки на Церковь и духовенство».
Примером такого рода разъясни-
тельной работы является обращение
благочиннического совета Алексин-
ского округа Тульской епархии ко
всем окружным приходам, напеча-
танное в «Церковных ведомостях».
В этом обращении говорилось:
«1) что Православная церковь есть
любящая мать всех труждающихся
и обремененных, т. е. всех бедных,
угнетенных, бесправных <.
..>; 2) что
духовенство - сословие, ничего не
имеющее общего ни с капиталиста-
ми, ни с помещиками, добывающее
средства к жизни интеллигентным
трудом своих рук. Корыстных
интересов богатых классов оно не
поддерживает, по совести не может
поддерживать; 3) что несправед-
ливо обвинять духовенство в слу-
жении прежнему правительству.
Кто же ему не служил и не был в
крепких цепях его зависимости;
4) что духовенство, при свободном
самоопределении, при отсутствии
стеснений всей своей компактной
массой всегда будет с народом и с
честными разумными деятелями
на благо народа». Обращение закан-
чивалось весьма эмоциональным
воззванием к трудовому народу:
«Иди, бедный горемычный трудо-
вой народ, к осуществлению своих
заветных, дорогих и долгожданных
желаний, пробивай дорогу к своему
благополучию - вместе с тобой идет
и Церковь, и ее служители, но <.
..>
не давай в обиду твоей величайшей
святыни - Церкви и ее установ-
лений, не отталкивай от себя и не
обижай, и без того много обиженных
служителей Церкви»30.
Подобного рода обращения духо-
венства к широким массам редакция
«Церковных ведомостей» рекомен-
довала помещать в еще уцелевших
местных церковных периодических
изданиях, а также печатать в виде
отдельных листков. В связи с этим
протоиерей Иоанн Янсон писал в
«Церковных ведомостях», что «нуж-
но энергично действовать и печатным
словом. Поэтому необходимо по всем
монастырям и приходам, где только
возможно заводить хотя бы самые
простые печатные машины, чтобы на
них можно было изготовлять сотни
тысяч и миллионы поучительных
листков <.
..> Одно только духовное
слово устное и печатное может теперь
спасти нашу страдалицу - Родину
<...> Обновим же мы нравственно
общество, явим силу, свет и любовь
Божию»31.
Таким образом, церковная пе-
чать столицы в первые же месяцы
после установления советской
власти в немалой степени способ-
ствовала религиозному подъему,
охватившему часть населения, уча-
стию верующих в ненасильственных
формах протеста против политики
большевиков в отношении религии
и церкви - например, в крестных
ходах в Петрограде и Москве уча-
ствовали тысячи людей32, - и все-
ляла в церковные круги надежду,
как писали «Церковные ведомости»,
что «декрет об отделении церкви
оказался мерой беспочвенной и
явно неосуществленной в условиях
русской действительности»33.
Вытеснение Православной
церкви из всех сфер государствен-
ной и общественной жизни, а в
недалекой перспективе уничтоже-
ние и самой религии советское
руководство рассматривало как
сравнительно нетрудную задачу.
Большевистским лидерам казалось,
что массы трудящихся можно легко
и быстро убедить в том, что рели-
гия существует для затемнения их
классового сознания, для поддер-
жания господства эксплуататоров
(помещиков и буржуазии) и для
наживы священников. Эта грубая
схема при ее осуществлении не
могла не вызвать волнения в народе,
который в течение почти тысячи
лет был связан с православием как
с определенной системой религиоз-
ного мышлении и морали.
Однако убеждения коммунисти-
ческих вождей в том, что их церков-
ная политика найдет поддержку у
населения, включая открытые и мас-
совые преследования Православной
церкви, были отнюдь не беспочвенны.
Общий разгул стихийного насилия,
царивший в стране в условиях по-
литического хаоса и разгоравшейся
Гражданской войны, коснулся и
церкви. Епархиальная печать почти
в каждом номере приводила много-
численные примеры насилий над
священнослужителями и верующи-
ми, надругательств над ними, гра-
бежей церковного и монастырского
имущества. Так, в селе Борисово
Московского уезда 24 декабря 1917
года, в ночь под Рождество Христово,
девять человек из местной крестьян-
ской молодежи пытались убить свя-
щенника Василия Богоявленского,
выходившего после всенощной из
храма. Интересно отметить, что все
они во время всенощного бдения на-
ходились в церкви, некоторые из них
прикладывались к иконе, покупали и
53
История Петербурга. № 2 (66)/2012
предыдущая страница 52 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн следующая страница 54 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст