п
овременные мемуары
очень хорошо помню Елену Алек-
сеевну Волкову из Крестовского,
сестру и брата Валентину Ивановну
и Роберта Ивановича Шлупп - ди-
намовцев, Алексея Павловича Гри-
горьева и Ольгу Константиновну
Васильеву (оба «Рабпрос»). Ольга
Константиновна была у нас на даче
к обеду. Часа через полтора-два
после обеда игры продолжались.
Вечером хозяева шли провожать
гостей на Павловский вокзал или на
платформу Тярлево. Теннисистами
Тярлевского клуба была приду-
мана эмблема: на небольшом тре-
угольничке из белой материи были
вышиты сиреневый круг с белой
аббревиатурой ССТС, она означала,
кажется, Союз совторгслужащих.
Мама своими руками вышила штук
двадцать таких эмблемок.
В один прекрасный день мы, как
всегда, были на кортах. Кто играл,
я теперь уже не помню. Помню
только, что мы с мамой сидели на
скамейке у первого корта (трибун в
Тярлево не было) и увлеченно смо-
трели на игравших. Наверное, игра
была настолько интересной, что
мама не заметила, как мяч, видимо
летевший в аут, отскочил мне в нос.
Она поняла это только тогда, когда
почувствовала, что у нее по ноге что-
то течет. А текла кровь из моего носа,
так как я уткнулась носом в ее коле-
ни. Самое интересное: я совершенно
не помню боли, но хорошо помню,
что я не плакала. Меня положили на
спину и стали прикладывать к носу
смоченный холодной водой чей-то
большой носовой платок. Кровь из
носа перестала течь очень быстро, и
я снова стала смотреть на игру. Хо-
рошо помню, как кто-то сказал: «Вот
и первое боевое крещение. Быть тебе
чемпионкой!» Кто-нибудь на моем
месте, может быть, перестал бы во-
обще ходить на теннис и не стал бы в
него играть. А мне очень захотелось
стать чемпионкой! Этот эпизод стал
началом следующего: тем же мо-
крым носовым платком пришлось
отмывать мою младшую сестренку
Мусю. Ее, 10-11-месячную, еще
не умевшую ходить, мама обычно
оставляла с игрушками на рас-
стеленном на футбольном поле
большом пикейном одеяле. Муся
была особой предприимчивой: ей,
видимо, надоели игрушки, и она
поползла обозревать окрестности.
В результате она обнаружила «те-
пленькое» местечко - умудрилась
усесться в коровью бляшку - на
футбольном поле иногда паслась
корова сторожа.
Мне все время очень хотелось
по-настоящему «поиграть на корте».
И так как днем обычно были заняты
не все площадки, то я, не стесняясь,
одна шла на свободную, таща за
собой папину ракетку (14 унций
весом - не каждый мужчина любил
играть такой). Я довольно быстро
научилась подкидывать мяч и отби-
вать его так, чтобы он перелетал че-
рез сетку. Трудность заключалась в
другом: с задней линии это не полу-
чалось, приходилось стоять метрах
в двух от сетки. Но потом я стала
постепенно увеличивать расстояние
и могла это делать, уже стоя между
линиями подачи и задней. Переки-
нув мяч на другую сторону, я бежала
за ним и проделывала следующий
удар с другой стороны площадки.
Я начала надоедать маме, чтобы она
посмотрела, как это все у меня полу-
чается. Но моей маме, самой очень
увлеченной теннисом, возиться со
мной было некогда, и она, сказав:
«Вот видишь, как все это просто.
Продолжай, продолжай - и ты скоро
будешь хорошо играть», - убежала
на первую площадку, где ее уже жда-
ла одна из напарниц. Зато вечерами
мы с Дидусей играли маленькими
ракетками в саду. Ему тоже очень
хотелось, чтобы его любимая внучка
научилась играть в теннис поскорее.
А в пустой комнате внизу он по-
ставил большой лист фанеры, где
я могла без устали отбивать один
мяч за другим. И так продолжалось
изо дня в день. Куклы и другие раз-
влечения были заброшены. Кроме
серсо, но только потому, что оно
«развивает глазомер, ловкость и
точность», а я понимала, что для
тенниса это необходимо. Тем более
что об этом говорил мой Дидуся.
А то, что говорил мне Дидуся, я
обычно принимала на веру. Я зна-
ла, что он всегда желал мне только
добра. С полной ответственностью
сознаю, что именно Дидуся стал для
меня первым тренером. И я ему не
только за это, но и вообще за все в
жизни чрезвычайно благодарна.
Однажды, увидев мои стара-
ния на корте, ко мне подошел один
старичок (вспоминая его сейчас,
думаю, что ему было не больше
пятидесяти, а то и меньше). Он стал
мне подкидывать мячики. Я была в
диком восторге, что могла (правда,
Я с моим любимым Дидусей.
1925 г.
Дидуся, Муся и я.
1927 г.
не каждый мячик подряд) откиды-
вать ему через сетку: «Стала играть!
Урра!» На следующий день он по-
дарил мне хорошенькую маленькую
ракетку с длиннющей ручкой, ска-
зав, что его мама уже давно исполь-
зует ее в качестве выбивалки пыли
из мебели. Я была на десятом небе.
«Старичок» несколько раз прихо-
дил со мной играть, а потом исчез и
никогда больше не появлялся. А я
даже не спросила, как его зовут. Уже
сейчас, вспоминая и сопоставляя
события тех далеких лет, мне при-
ходит в голову, что, может быть, он
был именно тем человеком, который
погиб от угарного газа при пожаре в
65
История Петербурга. № 2 (66)/2012
предыдущая страница 64 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн следующая страница 66 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст