п
овременные мемуары
стрелять, и Дмитрий Васильевич
предлагал мне основательно за-
няться стрельбой, так как у меня
был, как он говорил, «хороший
глаз». Мой лучший результат из
мелкокалиберной винтовки на 25
метров был тогда 48 из 50. Но никто
и ничто не могло отвлечь меня от
тенниса. Некоторые ребята зани-
мались баскетболом и волейболом.
Я пробовала все: по легкой атлетике
имела хорошие результаты в беге на
500 метров и особенно в прыжках
в длину, даже предлагали заняться
этими дисциплинами. Играла в во-
лейбол, но баскетбол мне нравился
больше. Баскетболу нас учил вна-
чале дядя Лека Морозов, позднее
Виктор Набутов.
В начале 1930-х годов Витя
успешно играл в баскетбол и во-
лейбол, в конце 1930-х не менее
успешно защищал футбольные
ворота команды ленинградского
«Динамо». Тогда же он пристра-
стился к теннису и принимал уча-
стие в соревнованиях по третьей
категории. Он был старше меня на
пять лет и очень опекал тех, кто по-
младше. Все тренеры, занимавшиеся
с ребятами, работали, естественно,
безвозмездно. Уже только в 1934
году, когда был организован «Юный
динамовец», предусмотрели штат-
ные должности тренеров.
К моему удовольствию, человек
пятнадцать из наших ребят захотели
научиться играть в теннис. С де-
вочками стала заниматься Зинаида
Георгиевна Клочкова, с мальчика-
ми - Евгений Аркадьевич Кудряв-
цев и Эдуард Эдуардович Негребец-
кий. Из девяти девочек, начинавших
тогда играть, к сожалению, только я
одна осталась навсегда верной тен-
нису. Марина Афремова после эва-
куации не вернулась в Ленинград,
очень долго болела и в результате
бросила теннис. Она жила в Москве
и всегда приходила во время сорев-
нований болеть не только за меня,
но и за всех ленинградцев. Ее уже
давно нет в живых. А с Лилей Гири-
ной мы встретились на московском
стадионе «Динамо» в пятидесятых,
потом долгое время не общались,
она живет в Москве, стала известной
писательницей Валерией Перуан-
ской. Лет десять тому назад, когда
я была в Москве, я к ней зашла. С
тех пор мы перезваниваемся, иногда
пишем друг другу письма и очень
жалеем, что живем в разных городах.
Витя Набутов.
1933 г.
Из мальчиков надежды подавали
трое, но Алек Сапотницкий и Саша
Орберг погибли во время войны, а
Алек Лурье, окончив школу в 1938
году, поступил в Театральный ин-
ститут и ради сцены пожертвовал
теннисом, несмотря на то, что в
первом первенстве Ленинграда для
детей, устроенном в 1935 году, он
стал чемпионом Ленинграда, что
повторилось и в 1936-1937 годах.
Алек был моим первым микстером -
мы были тогда чемпионами города.
Мой первый микстер ежегодно по-
здравляет меня с днем рождения из
Москвы по телефону. А в прошлом
году я его поздравила с 90-летним
юбилеем!
Позанимавшись в секциях, ре-
бята бежали обедать, аппетит был
у всех отменный. Еще до того, как при-
носили суп, съедали целую - горкой -
тарелку хлеба, намазывая его горчи-
цей, а потом, стыдно даже вспоми-
нать, практиковали такое: садились
за столик, предназначенный для
четверых, втроем и говорили, что
четвертый, мол, куда-то отлучился
(между собой мы его называли «по-
ручик Киже» - мифическая лич-
ность. В то время на экранах как раз
появился фильм с таким названи-
ем). Когда приносили четыре пор-
ции, мы четвертую «соображали» на
троих. После обеда был «тихий час».
Малышей укладывали на топчанчи-
ки, те, кто постарше, устраивались
в шезлонги, а самые старшие шли в
Теннисный домик, рассаживались за
большим овальным столом в холле
и играли в чудесную игру под назва-
нием «Квартет». Через час-полтора
теннисисты опять бежали на корты.
Если корты были заняты, то мы
устраивали самодельную площадку
на дорожке между кортами и баскет-
больной площадкой. Конечно, она
была «мини», размечалась произ-
вольно, на глазок: чертили, вернее,
проводили линии-бороздки ручкой
ракетки и заполняли эти бороздки
водой из маленькой лейки. Двое
играли, третий судил, остальные
(человек 5-6) дежурили: один за-
ливал линии водой, так как она
быстро испарялась, другой бегал со
второй, пустой лейкой в раздевалку
за водой. Так мы проводили время
до самого ухода со стадиона.
Летом 1933 года на стадионе
однажды появился один мальчик:
сказал, что его зовут Юрой, фами-
лии он, по-моему, не назвал, приехал
из Москвы и хочет с кем-нибудь
из ребят поиграть в теннис. Кто-
то устроил нашу встречу. Играли
мы на четвертом корте, был судья
на вышке. Была публика, правда в
основном ребята с площадки во гла-
ве с нашей Елизаветой Васильевной.
Запомнились еще Е. А. Кудрявцев с
женой, Зоей Васильевной, и Кази-
мир Иванович Ковальский. Сыгра-
ли мы по сету и на этом кончили,
Юра почему-то играть дальше не
захотел. Во время игры нас кто-то
фотографировал. Юру я больше ни-
когда не встречала - ни в Москве, ни
в других городах. Наверно, вообще
перестал играть в теннис.
Рядом с площадкой был гимна-
стический уголок: шведская стенка,
канат, шест, кольца. Здесь некоторые
ребята занимались физподготовкой,
которую вел Василий Никитин.
К сожалению, не помню его отче-
ства. Он давал много всяких упраж-
нений, мы бегали, играли в разные
развлекательные игры, разделив-
шись на две команды. Кроме этого,
занимались на гимнастических
снарядах. Мне нравилось работать
на коне, а вот через козла прыгать
у меня никак не получалось. И по
буму не умела ходить - была тру-
сихой и боялась со всего размаху
грохнуться на него. Так я никогда и
не осилила эти снаряды. Зато очень
быстро научилась лазать по шесту и
канату. Никитин не понимал, поче-
му у меня хорошо получается то, что
для других трудно, и не получается
то, что всем дается легко. Забегая не-
73
История Петербурга. № 2 (66)/2012
предыдущая страница 72 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн следующая страница 74 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст