локада Ленинграда
РасскаЗы о блокадном детстве"
Р. М. Арбинская
84
АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ
Шел к концу последний месяц
зимы 1942 года. Февраль оказался
таким же суровым и беспощадным,
как и январь: по-прежнему стояли
сильные морозы, к ним добавились
ветры и метели, которые заметали
дороги и делали их почти непро-
ходимыми в наших краях. Для
того чтобы добраться до булочной
и получить свою «пайку» хлеба,
ленинградцам приходилось тратить
последние силы на преодоление не-
чищенных дорог.
В конце февраля моя старшая
сестра Лидия простудилась - на-
кануне она долго простояла у бу-
лочной, ожидая машину с хлебом,
которая застряла в снегу, и водителю
было трудно столкнуть ее с места.
Помощь пришла с большим
опозданием, и людям, пришедшим
за хлебом, пришлось решать ди-
лемму: уходить домой без хлеба,
которого с нетерпением ждали дома,
или стоять на холоде в полной неиз-
вестности.
Сестра вернулась домой в тот
момент, когда мама уже собиралась
идти к ней на помощь. Мы едва
узнали Лидию: платок на голове
был покрыт снегом, а на лице были
видны глаза и распухший нос крас-
ного цвета. Никакие растирания
не помогали, нос долго болел, а на
переносице у Лидии до сих пор
видна «метка», как напоминание о
пережитых нами блокадных днях.
Однако, как говорится в русской
пословице, «нет худа без добра» -
продавщица, глядя на распухший
красный нос сестры, сжалилась над
ней и выдала ей хлеб на два дня
вперед - что было весьма редким
явлением в те дни.
Прошло два дня, сестра чувство-
вала себя уже лучше, но выходить на
улицу ей было еще рискованно. По-
скольку Лидия была в семье един-
ственным «поставщиком» хлеба, то
возникла проблема - кому идти в
булочную. «Запасы» хлеба были уж
Мария Ивановна Майорова
(1905-1993)
на исходе, а просроченные хлебные
талоны не отоваривались.
Мама решила, что в булочную
пойдет она сама, хотя мы, дети,
дружно возражали против ее реше-
ния, помня, как тяжело мама пере-
несла воспаление легких в январе.
В самом разгаре нашего спора в
дверь постучали, и на пороге появи-
лась мамина средняя сестра, Мария
Ивановна Майорова, от которой мы
не получали никаких известий с се-
редины октября 1941 года, после по-
хорон моей бабушки. Наша радость
была бесконечной, мы забрасывали
тетю Марию вопросами, на которые
она не успевала отвечать.
Мария Ивановна была старше
мамы на четыре года. Она жила с
мужем на Петроградской стороне,
детей у них не было, и они часто
брали меня к себе, чтобы дать маме
немного отдохнуть от лишних забот.
Тетя Мария работала на фабрике
«Красное знамя». В начале войны ее
муж ушел на фронт, и она осталась
одна. Когда в Ленинграде закрылись
все детские учреждения - ясли и
детские сады, к Марии Ивановне
обратилась с просьбой ее близкая
подруга, которая с годовалым сыном
жила на Крестовском острове (муж
ее в это время был на фронте) и
работала поваром в одном из проф-
училищ города. У нее никого не
было, и оставить сына было не с
кем. Мария Ивановна переехала к
подруге и нянчила ее сына вплоть
до самой весны 1945 года.
Подруга Марии Ивановны
ежедневно приносила домой еду,
состоящую из блокадного хлеба
и крупяного супа. Таким образом,
в доме всегда была горячая пища,
и тетя Мария не испытала того
страшного голода, который выпал
на долю блокадников, - ей удалось
избежать «голодной дистрофии»,
что было характерной чертой мно-
гих ленинградцев.
За четыре месяца работы в
«няньках» тетя Мария смогла на-
сушить сухарей из хлеба, который
она выкраивала из своего пайка,
и отложить часть крупы, которую
удавалось получить по карточке иж-
дивенца, благодаря своей подруге.
Все эти драгоценнейшие в то время
продукты тетя Мария принесла
нам в тот холодный февральский
день, когда ее подруга, сумев до-
говориться на работе о замене, от-
пустила тетю Марию на один день,
чтобы она могла навестить сестру и
ее троих детей.
Дорога от Крестовского остро-
ва до Удельной была длинной и
трудной - весь транспорт в городе
стоял без движения, и добраться к
нам можно было только пешком.
Тетя Мария вышла из дома, когда
начинало светать, и добралась до
Удельной только к 12 часам дня,
чуть живая от усталости.
Перекусив и отогревшись, тетя
Мария стала собираться в обратную
дорогу, но, узнав о нашей проблеме,
не задумываясь пошла в булочную
и выкупила наш хлебный паек на
два дня вперед.
Когда тетя Мария, простившись
с нами, ушла, мама стала перед ико-
* Продолжение. Начало в № 1 (65), 2012.
История Петербурга. № 2 (66)/2012
предыдущая страница 83 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн следующая страница 85 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст