локада Ленинграда
88
Фасад деревянного дома, который стоял напротив нашего дома,
но по каким-то причинам не был снесен весной 1942 г
ВЫНУЖДЕННОЕ
ПЕРЕСЕЛЕНИЕ
Ленинградцам, жившим в райо-
нах, удаленных от центра, после
самых суровых и голодных месяцев
блокады пришлось пережить еще
одно тяжкое испытание. Как из-
вестно, жители Выборгского райо-
на, как и других так называемых
«спальных» районов, проживали в
деревянных домах-коммуналках,
состовших либо из четырех квар-
тир, либо из восьми, как наш барак,
причем в каждой квартире жили по
две семьи. Дома были без удобств:
общая кухня на две семьи, общий
туалет, печное отопление и отсут-
ствие водопровода. Каждая семья
заготавливала дрова летом - по-
купали уже готовые распиленные
деревья и хранили их в сараях. Воду
брали из колонки, которая стояла
рядом с домом и обслуживала жи-
телей нескольких домов, а хранили
воду в ведрах в кухне.
Однако такое неудобство, как
отсутствие водопровода в доме, в
блокаду сыграло огромную роль в
жизни многих людей отдаленных
районов. Колонка, знаменитая ко-
лонка, которая вместе с нами, бло-
кадниками, выстояла и не замерзла
в лютые морозы 1942 года, спасла
жизнь сотен людей, давая всем без
исключения свою «живительную»
воду и помогая людям продержаться
до весны.
К великому сожалению, ко-
лонка - боец, участник войны - не
заслужила достойного внимания
со стороны властей района и была
ликвидирована вместе с нашими
домами весной 1942 года. На при-
мере нашего дома хочу сказать еще
об одном преимуществе деревянных
малонаселенных домов, в которых
прошли самые страшные дни блока-
ды, - это коллектив жителей дома,
сплоченных одной целью - во что
бы то ни стало выстоять и выжить;
взаимная моральная помощь и вера
в то, что Ленинград никогда не будет
отдан фашистам.
К сожалению, этот коллектив
распался из-за вынужденного пере-
селения, которое было уготовано
нам властями города. С тех далеких
блокадных дней прошло много лет,
но до сих пор нам, ныне еще жи-
вущим и празднующим Великую
Победу, трудно понять логику и
смысл решения тогдашнего пра-
вительства города - начать весной
1942 года «великое переселение»
блокадников, едва уцелевших от
голода, больных и слабых, в такие
же деревянные дома без удобств.
Возможно, сама идея - загото-
вить дрова для отопления города
заранее - была правильной, но
она осуществлялась довольно
жестокими методами - людей,
переживших самые страшные дни
блокады, насильно переселяли в те
дома (без удобств), где квартиры
были свободны после гибели целых
семей от голода. Что касается на-
ших прежних домов - деревянных
бараков, то их снесли на дрова, и
это произошло в районе, который
был окружен тремя огромными зе-
леными массивами: Сосновка, парк
Челюскинцев, парк Лесотехниче-
ской академии, которые в то время
не были парками в полном смысле
этого слова, а представляли собой
полудикие лесные территории.
Если бы эти территории были осво-
бождены от буреломов, сухостоя,
старых деревьев и кустарников, то
легко представить, сколько можно
было бы заготовить на зиму хоро-
ших дров, не травмируя истощен-
ных голодом людей!
Нас переселяли в последнюю
очередь - в начале апреля 1942 года.
Мы со слезами прощались с домом
(Костромской проспект, 64), где
прошло мое детство, где жила моя
бабушка и откуда ушел на фронт
мой отец.
История Петербурга. № 2 (66)/2012
предыдущая страница 87 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн следующая страница 89 История Петербурга №66 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст