М
ногонациональный Петербург
I I
К
' I '
К *
О
I I
О
и I
ь
А. К. Чачба среди членов художественного объединения
«Мир Искусства» в 1914 году.
Слева направо: А. К. Чачба, С. П. Яремич, А. И. Таманян, О. Е. Браз,
В. В. Кузнецов, Б. И. Кустодиев, А. Т. Матвеев, В. В. Кузнецов, А. Ф. Гауш,
Н. В. Милиоти, Е. Е. Лансере, Н. К. Рерих, М. В. Добужинский, И. И. Билибин,
К. С. Петров-Водкин, М. И. Рабинович, Н. Е. Лансере,
А. П. Остроумова-Лебедева
зование в оформлении спектакля
материала миниатюр XIII столетия.
Упрек А. Н. Бенуа А. К. Чачба вы-
ражался в том, что тот «не изобразил
Тристана вне всякой эпохи и стиля,
руководствуясь лишь собственной
фантазией»5.
Возражая Бенуа, критик
А. А. Смирнов писал: «Мне не со-
всем понятно, как представить себе
такую постановку “вне времени”»?
Нет сомнения, символическая кра-
сота легенды о Тристане - вечная.
Но разве эта вечная сторона стра-
дает от костюма эпохи? Легенда
бессмертной любви Тристана и
Изольды воплотилась в француз-
ском Средневековье, в нем она ро-
дилась и с ним неразрывна»6. Другое
замечание А. Н. Бенуа относилось к
декорации II акта. «Кто-то сказал,
что это идеальная декорация для
“Макбета”, и это правда. Но что же
общего между преступным, ибо мел-
ким и не вдохновенным честолю-
бием узурпатора и всеощущающей
божественной страстью Тристана?
Эта декорация создана для “злых
козней”. Фивандские скалы, коря-
вые, осенние деревья, голые камни
налезающих на зрителя башен, - все
это говорит только о беде», —
писал
Бенуа. В ответ Мейерхольд заметил:
«А разве не беда весь второй акт
“Тристана”?»7.
Но большинство критиков при-
няли спектакль очень хорошо. «Де-
корации кн. Шервашидзе отлично
помогают перенестись в XIII век,
в духе которого задумана эта по-
становка, - отмечал один, - суровая
несколько дикая красота их как
нельзя более соответствует трагедии
любви Тристана и Изольды. Может
быть, даже слишком суровы, слиш-
ком серы, так что яркие квадраты
на огромном парусе запоминаются
как отрадные пятна <.
..> Костюмы
(II акт) дают прекрасно найденную
гамму красок»8.
Согласная работа режиссера и
художника принесла обоим ощу-
тимый успех прежде всего потому,
что «Тристан», как выразился
Н. Д. Волков, «был одним из самых
первых спектаклей в России, где в
основу всего сценического замысла
был положен принцип музыки, где
вся сценическая картина законо-
мерно и пластично вырастала из
требований партитуры»9.
Следующий спектакль - драма
немецкого драматурга Эрнста Хард-
та «Шут Тантрис» (уже на Алек-
сандринской сцене) - еще больше
укрепил славу и режиссера, и ху-
дожника. Вновь они вместе пред-
варительно интенсивно работали
над пьесой. Сам Мейерхольд делал
наброски монтировки, планировки,
составлял списки действующих
лиц, на листках бумаги чертил
схемы будущих сцен, советовался с
А. К. Чачба, предлагал ему раз-
личные варианты оформления
декораций10.
Премьера «Шута Тантриса» со-
стоялась в Александринском театре
9 марта 1910 г. и была встречена
восторженно. «Обозрение театров»
сообщало: «Постановка в общем
удалась г.г. Мейерхольду и кн.
Шервашидзе. Последний дал вели-
колепные декорации и костюмы»11.
Журнал «Аполлон» отмечал, что
«как-то независимо от пьесы, в этих
позах, взятых со статуй королей и
святых, в декорациях Шервашидзе
воскресла подлинная строгая леген-
да Средневековья»12.
«В общем получилось нечто
цельное и интересное, главным
образом благодаря художнику кн.
Шервашидзе, автору декорации
костюмов, - писал Л. Ростисла-
вов. - Ценнее всего то, что в них
чувствуется не внешняя точность
копирования увражей, не одно зна-
комство с древними миниатюрами,
а очень цельное проникновение, как
бы личные переживания образован-
ного художника, непосредственно
хорошо знакомого с уцелевшей ста-
риной, непосредственно восприняв-
шего в ней дух эпохи <.
..> Волей-
неволей художник в этой постановке
выдвигается на первый план.
.. Перед
нами еще лишнее свидетельство
того, сколько строгости и красоты
вносят настоящие художники в
театральные постановки»13.
Мейерхольд и Чачба сотруд-
ничали не более трех лет, но этот
короткий срок оказался весьма пло-
дотворным. Он стал временем твор-
ческих побед обоих.
«Тристан» и «Шут Тантрис»
упрочили за А. К. Чачба репутацию
вдумчивого, тонкого и проница-
тельного театрального художника.
«И, разумеется, не один талант и
не одна случайность объяснение
тому, что А. К. Шервашидзе так
поразительно удались, в смысле
духа, декоративные постановки
рыцарских “Тристана и Изольды”
в Мариинском театре и “Шута
Тантриса” в Александринском.
Благородный дышит вольно только
там, где благородное», - отмечал
Н. Н. Евреинов14.
В сезон 1910-1911 годов в
Александринском театре была
поставлена «Трагедия о Гамлете,
принце Датском» В. Шекспира
(режиссер Ю. Озаровский) с деко-
рациями и костюмами А. К. Чачба.
Художник создал более ста эскизов к
спектаклю. Трудился он, как всегда,
самозабвенно. «Вся моя жизнь про-
шла в стороне от реальной жизни,
потому что я много работал в театре
и не знал другого воздуха и другого
25
История Петербурга. № 3 (67)/2012
предыдущая страница 24 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн следующая страница 26 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст