56
М
ногонациональный Петербург
две кровати. Затем стали возводить
временное жилье - стандартные
деревянные бараки».
6 марта 1946 года возрожденная
неимоверными усилиями ГРЭС
дала Ленинграду первый ток, а в
декабре 1950 года, после установки
современной техники, станция вы-
шла на довоенную мощность.
В 1949 году показатели про-
мышленности Ленинградской об-
ласти достигли довоенного уровня
и даже начали его превышать. В На-
зии шла добыча торфа и велась тор-
форазработка. В одном из осенних
номеров 1949 года местной газеты
«За торф» была напечатана пере-
довая статья, в которой говорилось:
«Гидроторфисты успешно на 24 дня
раньше срока выполнили сезонный
план добычи. Это большая победа,
ее завоевали в упорном труде люди».
Действительно, производственные
планы выполнялись на 120-200%,
люди работали, не жалея сил. Од-
нако бытовые условия в поселке
были плохими, рабочие жили в
бараках, на весь поселок была одна
небольшая баня, в Назии была одна
поликлиника и больница. Больных
же было очень много, в сезон на тор-
фопредприятии работало до 25 ты-
сяч человек. Врачи вспоминали, что
санитарных машин больница тогда
не имела, да и дороги в рабочие по-
селки были непроходимыми. Тяже-
лобольных на носилках на большие
расстояния носили санитары.
Работавшая на торфоразработ-
ках в поселке Синявино Н. И. Яков-
лева вспоминала, что всю одежду
для работы выдавали на производ-
стве: мужчинам полагались брюки,
рубашки, фуфайки, брезентовые
плащи, на ноги - чуни (веревоч-
ные лапти) и брезентовые сапоги;
женщинам - брезентовые плащи,
платья, женские брюки, фуфайки,
чуни и туфли. Е. И. Киселева в сво-
их воспоминаниях указывает, что
«электричество в Синявино было и
в землянках, и в бараках, и во всех
жилых помещениях уже в 1946 году.
А вот газет не было, только - радио,
тарелка громкоговорителя висела на
столбе». Однако народ не унывал, он
умел не только работать, но и весе-
литься: работали клуб и библиотека,
«крутили» кинофильмы, устраива-
лись концерты художественной са-
модеятельности. Все воспоминания
объединяет утверждение того, что
люди в тех почти нечеловеческих
Карта Ленинградской области.
Фрагмент. 1932 г.
условиях жили верой в лучшее
будущее.
Одним из трех самых крупных
железнодорожных узлов области
была Мга, куда сразу по окончании
военных действий направили боль-
шую группу железнодорожников.
Среди них был и Н. Д. Аверкин, быв-
ший фронтовик, позднее - почетный
житель Мги. С 1947 по 1957 год он
работал инструктором паровозных
бригад. В своих воспоминаниях он
особо обращал внимание на то, что
в разрушенной Мге самой тяжелой
была жилищная проблема. Жители
ютились в землянках и вагончиках,
с 1946 года «по репарации» из Фин-
ляндии стали привозить «финские
домики» - сборные деревянные
щиты с утеплителем. Однако в
целом это не решало острой жилищ-
ной проблемы.
Немалый интерес представ-
ляют его сведения о работе желез-
нодорожников и о самой дороге:
«Работавшие на железной дороге
имели льготы: два раза в году они
могли ездить бесплатно: один раз -
проехать по Октябрьской железной
дороге, второй - по любой другой в
СССР. Дисциплина на дороге была
почти военная, по поездам можно
было проверять часы. Допускалось
лишь трехминутное опоздание, за
пятиминутное опоздание бригада
“вызывалась на ковер”. Приго-
родные поезда ходили точно по
графику, в выходные дни пускали
дополнительные составы. Зарплату
давали всегда вовремя. А переработ-
ки оплачивались дополнительно».
I I
К
' I '
К *
О
I I
О
и I
ь
В селах и деревнях постепенно
отстраивались жилые дома и хозяй-
ственные постройки. Государство
помогало колхозникам материаль-
но, инвентарем, денежными ссуда-
ми. Уже к концу 1946 года в области
было восстановлено 1167 колхозов.
Однако крестьянская жизнь остава-
лась очень трудной. Уроженец дер.
Соллогубовка Мгинского района
П. А. Фомичев вспоминал: «Жили
очень бедно. Наша семья купила
козу, вот этим молоком и питалась
вся семья. Еще вязали мережки,
ставили сети на речке Мга, на мелко-
водье ходили ловить рыбу вилкой.
Подростки работали наравне со
взрослыми, косили сено, пахали на
лошадях. Была в колхозе машина -
единственный ГАЗ - АА, военного
образца.
Почти все жители деревни были
староверами, дети воспитывались в
строгости, старших слушали и под-
чинялись беспрекословно. Курить
запрещалось, выпивали только
по большим праздникам. Деревня
славилась своими столярами и плот-
никами, подростки и уцелевшие на
войне мужики ходили от одного пе-
пелища к другому, поднимали всем
миром деревню из руин».
Особенно тяжелыми были по-
слевоенные пять лет. Завотделом
колхозного строительства Мгинско-
го района А. А. Романов (участник
Великой Отечественной войны, по-
четный житель Мги) писал в своих
воспоминаниях, что вставать ему
приходилось почти каждый день в
4 часа утра для поездок по колхозам:
«Колхозы были мелкие, бедные, ра-
бочих рук не хватало. Недоставало
корма для скота, он в буквальном
смысле слова падал с ног; коров под-
вешивали на балки, так как они не
могли стоять». После напряженного
рабочего дня возвращался он домой
в 11-12 часов ночи. Когда к 1950
году началось укрупнение колхозов,
дела пошли на лад.
Уроженка района А. Ф. Метсо
вспоминала, что когда после эва-
куации она в августе 1944 года воз-
вращалась поездом в родные места,
то после станции Войбокало все во-
круг путей было разбито, некоторых
станций не было вовсе, вместо них
стояли будки с надписями. Во Мге
она трудилась в депо, где помимо
гражданских работали ротные сол-
даты из штрафников (тех, кто попал
в окружение во время войны). Рабо-
История Петербурга. № 3 (67)/2012
предыдущая страница 55 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн следующая страница 57 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст