М
н
ногонациональный Петербург
I I
К
' I '
К *
О
I I
О
Л I
ь
КРАТКАЯ АВТОБИОГРАФИЯ
ХАДОНОВА (ХУАДОНТИ)
ИЕСА БАСЯТОВИЧА8
Родился в 1910 году в Чика-
ла, Дигорского района, Северо-
Осетинской Автономной области
(бывш. Терская область). Отец
мой - горский пастух, а потом
крестьянин-бедняк.
С 1918 года по 21-й год учился
Корану у сельского муллы - по
традиционным внушениям имел
единственное желание стать муллой
(магометанским священником). В
1921 году поступил в сельскую шко-
лу, а в 1924 году, когда организовал-
ся у нас пионер-отряд я поступил в
пионер-отряд. В 1925 году поступил
в комсомол и в этот же год окончил
первую ступень с/школы.
В 1926 году по командировке
Обл. Отд. Нар. Образования я
приехал в Ленинград и поступил в
подготовительную группу Рабфака
при Технологическом институте.
Окончил рабфак в 1930 году и в тот
же год поступил в Лен. Электро-
механический институт, который за-
канчиваю к весне этого 1935 года.
12/1 - 35 г.
[БЕЗ НАЗВАНИЯ]9
Моя биография - это одна толь-
ко строчка вписанная к биографиям
миллионов вышедших из самого дна
народных масс, которым Октябрь-
ская революция предоставила свои
страницы в книге новой, радостной
светлой социалистической жизни.
..
По национальности я ассириец.
В СССР ассирийцы попали как
беженцы из Турции и Персии в
результате мировой империалисти-
ческой войны 1914-1915 гг. сейчас
в СССР начитывается 35-40 тысяч.
На родине, до войны ассирийцы
занимались земледелием, ското-
водством и садоводством. Попав
в царскую Россию, они оказались
совершенно беспомощными, т.к. не
знали ни языка ни какой-либо про-
фессии, они и занялись чисткой обу-
ви, и мелкой торговлей. Отец мой
занялся также чисткой обуви отдав
меня в городскую школу. Страшно
трудно давался мне русский язык.
После смерти отца я вынужден был
бросить школу где я был уже в пятой
группе и занялся «по наследству»
чисткой обуви и проработал 5 лет.
Жизнь улицы прошла передо
мною как в калейдоскопе с самыми
разнообразнейшими красками, ти-
пами и характерами, о которых мож-
но много занятного порассказать.
Занимаясь чисткой обуви, я чи-
тал и рисовал. Было это на Украине,
в Славянске.
На улице, проходя мимо меня,
наш зубной врач (это я впоследствии
узнал) совершенно случайно обратил
на меня внимание и познакомившись
со мной он всячески стал содейство-
вать продвижению меня вперед и
подготовил почву, переписавшись со
своими друзьями в Москве, для моей
учебы. Сейчас этот врач К. Гликман
самый задушевный мой друг это
как личность кроме всего замеча-
тельнейший представитель старой
интеллигенции.
Попал в Москву. Обращаюсь в
Всерос. О-во ассирийцев (теперь
оно переименовано во Всесоюзн.
О-во «Хаядта»), где мне дают на-
правление в Единый худож. рабфак
(позже им. А. В. Луначарского) при
Вхутемасе. Выдержал испытания и
поступил учиться.
Я сразу окунаюсь в общественную
работу в нашем ассирийском клубе
и обществе. Тут начинается по на-
стоящему мое формирование в котле
общественной работы, в среде, которая
меня вырастила, в среде, из которой я
вышел и среде, которой я отдам все
свои силы и знания чтоб оправдать
свое «рождение», и то почетное и вы-
сокое звание инженера человеческих
душ, которое дал всем работникам
искусства величайший инженер-
архитектор мирового пролетариата,
строитель новой социалистической
жизни, наш мудрый т. Сталин.
Кончая рабфак в Москве я посту-
пил в 1930 году в Институт живописи,
Архитектуры и скульптуры и живо-
писный факультет, теперь Всерос.
Акад. худож. и учусь теперь.
Со дня приезда в Ленинград я
веду среди ассирийцев общественную
работу. Советская власть руководи-
мая Ленинской и Сталинской парти-
ей дала ассирийцам ранее угнетенным
возможность быть активными строи-
телями социалистического общества
идти в ногу с другими националь-
ностями Союза победно шествуя к
Мировому Октябрю.
То, что я сказал о себе, это кру-
пица того, что мы видим кругом
себя. Много интересного было, но
больше еще впереди!
***
Дыхание времени - не просто
метафора, его можно ощутить, при-
коснувшись к подлинным доку-
ментам эпохи. Их лейтмотив один:
«Не винтиками были мы - мы были
электронами!»
Но мироощущение всемогуще-
ства человека-творца, обусловленное
его великими свершениями, посте-
пенно таяло в процессе «старения»
общества, однако не могло исчезнуть
совсем, питая реальный социальный
оптимизм советских людей. Совре-
менная эпоха лишена этой подпитки,
и современный россиянин утратил
чувство своей субъектности по от-
ношению к социуму и истории. Без
возрождения причастности к ним
наше общество может утратить и
волю к жизни, оказавшись на обочине
мирового развития.
Примечания:
Сорабис - Союз (профсоюз) работников искусств
Р.К.К.А. - Рабоче-крестьянская Красная армия
Рабфак (рабочий факультет) - специальное учебное учреждение для ускоренной
подготовки в вузы молодежи рабоче-крестьянского происхождения
В.В.С.Х.У. - Высший Всесоюзный сельскохозяйственный университет
М.Т.С. - машинно-тракторная станция
Л.С.Х.И. - Ленинградский сельскохозяйственный институт.
1
ЦГАЛИ СПб. Ф. 258. Оп. 6. Д. 30. Л. 18.
2
Там же. Л. 25.
3 Там же. Л. 26.
4 Там же. Л. 27.
5 Там же. Л. 34.
6 Там же. Л. 41.
7 Там же. Л. 42.
8 Там же. Л. 43.
9 Там же. Л. 44. На обороте карандашом написано: Ассириец Блиндаров
Фадеев - сторож
Это автобиографический рассказ А. Б. Блиндарова (ассирийское имя Хнания бар
Хошаба бит Бриндар), в 1937 году он защитил диплом в Академии художеств картиной
«Ассирийцы-беженцы», с 1946 года работал художником-реставратором в Русском музее,
впоследствии более 30 лет возглавлял реставрационные мастерские музея. В 1950 году
в «Детгизе» были изданы собранные А. Блиндаровым ассирийские сказки о славном
охотнике Харибу с иллюстрациями автора.
61
История Петербурга. № 3 (67)/2012
предыдущая страница 60 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн следующая страница 62 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст