П
.
етербуржцы и петербурженки
64
100 рублей вкупа и 500 рублей в
запасный капитал. Остальные 2900
рублей выплачивал на протяжении
следующих семи лет из своего за-
работка и новизных денег, то есть
вкупных денег от только что всту-
пивших артельщиков. Деньги эти
делились между всеми членами
артели и выдавались на руки.
Из отчетов Коммерческой бир-
жевой артели узнала, что Александр
Яковлевич с 1906 по 1909 год рабо-
тал в акционерной компании «Ко-
дак». Так вот откуда у него в 1907
году появился фотоаппарат этой
фирмы! Видимо, сотрудники имели
право приобрести его по льготной
цене. А с 1910 года Александр Яков-
левич трудился в акционерном об-
ществе «Штоль и Шмидт», которое
занималось торговлей аптечными
товарами. Вот вам и «немцы»! Кон-
тора общества находилась на улице
Гоголя (ныне Малая Морская) в
доме № 11. И адрес сошелся с рас-
сказом моего отца.
В 1907 году Александр Яков-
левич женился на Агафии Иоаки-
мовне Осьмининой (1885-1966),
дочери ремесленника10, как обозна-
чено в метрической записи о венча-
нии. У них родилось трое сыновей:
Владимир (1909-1967), Николай
(1912-2007), мой отец, и Георгий
(1916-1978).
В 1914 году, освободившись от
выплаты вкупа, Александр Яков-
левич мог уже весь свой заработок
тратить на семью. За 360 рублей в год
снял двухкомнатную квартиру на 3-й
линии в доме № 14. Летом того же
года отправил жену с детьми на дачу
в деревню Старожиловка, что рядом
с Парголовом. Но недолго длилось
благополучие этой семьи. Началась
мировая война. Дела в Коммерческой
биржевой артели и раньше велись
нечестно и плохо, что вызывало
возмущение части артельщиков11. А
тут война! А потом Гражданская! В
Петрограде - голод и разруха. День-
ги Алексадра Яковлевича в артели,
конечно, все пропали. Да они ничего
уже и не стоили. Деду пришлось
ходить с Васильевского острова
на Полюстровскую набережную
работать на химическом заводе за
буханку хлеба, которую выдавали раз
в неделю. Весной 1920 года он умер,
не вынеся тягот времени. Его вдова,
моя бабушка Агафия Иоакимовна,
осталась с тремя детьми, старшему
10 лет, младшему четыре года, без
Член Петербургской биржевой
Владимирской артели Иоаким
Григорьевич Осьминин.
1910 г.
профессии и средств к существова-
нию. Работала лаборанткой в фото-
лаборатории, работницей на табачной
фабрике, на кондитерской фабрикеке
им. К. Самойловой. Замуж больше не
вышла, одна растила сыновей.
Просматривая отчеты Коммер-
ческой биржевой артели, подумала,
а не состоял ли другой мой прадед,
Иоаким Григорьевич Осьминин, в
этой же артели. Отец мой однажды
упомянул о том, что его бабушка,
Мария Ивановна, жена Иоакима
Григорьевича, после смерти мужа
деньги из артели забрала. Так зна-
чит, он был артельщиком? Не Ком-
мерческой ли артели? Ведь как-то
должны были познакомиться дочь
Иоакима Григорьевича Агафия и
мой дед Денисов Александр Яков-
левич. Проверила по отчетам. Нет,
в Коммерческой артели этот пра-
дед не состоял. Позже мне удалось
обнаружить его фамилию в отчетах
Петербургской Владимирской бир-
жевой артели. Заказала и изучила
все отчеты, сохранившиеся в РНБ
с 1894 года, и фонд дел, существую-
щий в ЦГИА СПб по этой артели.
Все работодатели платили ар-
тельщикам за работу 600 рублей в
год или 50 рублей в месяц. Плюс
к этому шли новизные деньги от
вновь поступивших в артель членов.
В 1894 году число артельщиков Вла-
димирской артели составляло 176
человек, а к 1915 году их число вы-
росло до 2063 человек (в 1899 году
во Владимирскую влились Колом-
биевская и Стюартова артели). Чем
больше людей вступало в артель,
тем значительней становился ее за-
пасный капитал, который хранился
в банках, ценных бумагах, облигаци-
ях. Чем больше становился капитал,
тем большие проценты с него по-
лучала артель. Сумма с процентов
делилась на всех артельщиков, но на
руки не выдавалась, а причислялась
к запасному капиталу и составляла
«имеющийся в обеспечении капи-
тал» артельщика. К моменту смерти
моего прадеда его запасный капитал
составил 3000 рублей.
Иоаким Григорьевич Осьминин
(1857-1912) был сыном отставного
унтер-офицера Григория Петровича
Осьминина (1825-1869), проис-
ходившего из крепостных крестьян
Вологодской губернии12. Григорий
Петрович, мастеровой третьего ра-
бочего экипажа, строил корабли на
Охтинской верфи13. Когда он умер,
Иоакиму было 12 лет. Его мать,
Агафия Трифоновна, вынуждена
была заниматься продажей молока,
чтобы прокормить четверых детей
и выучить на краснодеревщика
Иоакима, старшего сына. На Охте
было начальное училище, которое,
видимо, Иоаким посещал. Затем в
мастерской ремесленника обучался
столярно-мебельному делу. В 1876
году его приняли в ремесленный
столярный цех «подмастерьем
вечно»14. В этом статусе он оставал-
ся до конца дней своих.
В 1883 году Иоаким Григорье-
вич женился на дорогобужской
мещанке Марии Ивановне Луговой
(1865-1842)15. Она была племянни-
цей петербургского купца Гончарова
Никанора Степановича (1850 - по-
сле 1917). Маша рано осталась без
матери, и бездетный дядя забрал
племянницу и ее двух братьев из
Дорогобужа Смоленской губернии
в Петербург. Когда подошло время,
приискал ей жениха. Так как при-
даного большого за невестой купец
Гончаров, по-видимому, выделить не
мог, то отдал ее замуж за подмастерья
столярного цеха Осьминина Иоакима
Григорьевича, человека доброго, без
вредных привычек, но бедного.
После жизни у дядюшки в че-
тырехкомнатной квартире в доме на
Николаевской улице (сейчас улица
Марата) жизнь в Малоохтенской
слободе, где семья, скорее всего,
снимала часть деревянного дома,
Марии Ивановне не показалась
раем. Она мечтала вырвать мужа из
ремесленной среды. Но чтобы по-
История Петербурга. № 3 (67)/2012
предыдущая страница 63 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн следующая страница 65 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст