локада Ленинграда
РасскаЗы о (б
л
ока
д
ном
де
т
с
т
в
е
Р. М. Арбинская
«КОРМИЛИЦА»
Пришла весна 1942 года, которая
сменила жестокую холодную и го-
лодную зиму, унесшую с собой сотни
тысяч ленинградцев. На небе чаще
светило теплое весеннее солнце, вы-
зывая к жизни нашу северную приро-
ду, которая старалась помочь людям
выжить - появилась съедобная трава,
молодая крапива, из которой люди
варили щи, позже выросла лебеда, из
нее мама пекла лепешки.
На совхозных полях начались
сезонные работы, и требовались
рабочие. Мама с помощью Военкома
Выборгского района устроилась на
работу «возницей», в обязанности
которой входило управлять лоша-
дью и доставлять «обед» работаю-
щим на полях. Моя мама родилась
и до 20 лет жила в деревне (недалеко
от г. Невеля) и умела делать любую
сельскохозяйственную работу, даже
управлять лошадьми. За работу
маме платили супом (без нормы)
и порцией пшенной каши, причем
без выреза талонов из наших продо-
вольственных карточек. Мама брала
меня с собой на поля; в мою задачу
входило вырезать талоны на крупу
из карточек рабочих. Обед рабочих
состоял из порции жидкого супа (из
пшена) и 300 г хлеба.
Каждый день в течение месяца
наша истощенная голодом лошадка
доставляла рабочим - женщинам,
которые высаживали капустную
рассаду, обед, состоящий из двух
бидонов (неполных) супа и пяти
буханок хлеба на всех, которые раз-
резались на куски и взвешивались с
аптечной точностью на весах (выве-
ренных заранее) самими рабочими,
выбранными для этой цели. Мама
разливала суп - один черпак на че-
ловека, а я вырезала талоны на хлеб
и на крупу из продовольственных
карточек рабочих.
Так было положено начало
моей трудовой деятельности в
двенадцать лет.
Когда мы подъезжали к полям,
нас уже ждали рабочие, женщины,
худые, с опухшими от голода ли-
цами, на которых не было видно
глаз - одни щели, и от этого они
казались мне очень похожими друг
на друга, все на одно лицо.
Бидоны освобождались мол-
ниеносно, многие просили «добав-
ки», заставляя маму переворачивать
бидоны вверх дном, а наша лошадка
была слишком слаба, чтобы досыта
накормить голодных людей.
Однажды мама упросила шеф-
повара (молодую женщину) до-
бавить в бидоны немного супа на
«добавку».
Мы везли на поля почти полные
бидоны и радовались тому, что смо-
жем «досыта» накормить рабочих,
хотя слово «досыта» было в ту пору
забыто надолго.
Ночью, вероятно, прошел дождь,
потому что дорога была грязная и
скользкая. Лошадка шла медленно,
словно предчувствовала беду, кото-
рая не задержалась и настигла нас
в самом начале пути. Заднее колесо
телеги, которую лошадка тащила
изо всех сил, вдруг увязло в грязи,
и лошадка, сделав одно усилие,
остановилась.
Мы тщетно старались ей по-
мочь, умоляли ее пойти вперед, но
она, опустив голову, тяжело дыша-
ла. Мама, знавшая характер этих
животных - трудяг и помощников
человека в то нелегкое время, веро-
ятно, поняла, что лошадку плохо по-
кормили и ей было тяжело тащить
телегу с бидонами, в которых были
«желанные добавки» супа.
Мама нарвала большой пучок
травы на обочине дороги, освобо-
дила лошадку от уздечки и дала ей
траву. Лошадка ела траву неохотно,
как мне показалось. Наверное, она
«понимала», что на полях ее с не-
терпением ждут люди, измученные
голодом и тяжелой работой. Она
вдруг без окриков и понуканий,
сделав усилие, повезла телегу по
знакомой ей нелегкой и грязной
дороге. Мы прибыли на поля с
большим опозданием, но никто
из женщин не роптал, напротив,
с жадностью съев свой обед, они
уходили на поля, рвали там свежую
траву и возвращались обратно, что-
бы накормить лошадку. А та уже с
большим аппетитом жевала траву;
кто-то из женщин принес ей полве-
дра чистой воды, а те, кто подходили
к лошадке, непременно гладили ее
гриву, приговаривая: «Ешь, ешь,
наша кормилица».
ПАРК «СОСНОВКА»
В СОРОКОВЫЕ, БОЕВЫЕ.
..
До войны моя семья жила на
Костромском проспекте (Удельная),
недалеко от парка «Сосновка»,
который тогда представлял собой
обычный лес, где наши соседи со-
бирали грибы и ягоды.
Когда началась война в парке
обосновалась эскадрилья истреби-
тельного авиационного полка Ле-
нинградского фронта. Командиром
эскадрильи был незаурядный чело-
век, прошедший Советско-финскую
войну 1939-1940 годов. В 1941 году
до середины октября он совершил
366 боевых вылетов, участвовал в
72 воздушных боях, сбил 19 вра-
жеских самолетов (и еще пять - в
групповом бою).
Имя этого бесстрашного челове-
ка - Лихолетов Петр Яковлевич. Он
умер от ран в середине июля 1945
года, когда уже в стране праздновали
победу; ему было всего 28 лет. За че-
тыре военных года П. Я. Лихолетов
был удостоен четырех высших наград:
ордена Ленина, ордена Красного Зна-
мени, ордена Красной Звезды, ордена
Отечественной войны I степени. Он
был удостоен звания Героя Советско-
го Союза.
Похоронен боевой командир на
том месте, где располагалась эска-
дрилья, в парке «Сосновка» вместе
со своими боевыми товарищами.
На воинском кладбище находится
братская могила офицеров - летчи-
ков, которые погибли в воздушных
боях 1943 года.
Примерно двадцать могил пред-
ставляют захоронения 1942 года -
самого страшного года блокады
* Окончание. Начало в № 6 (64), 2011, № 1 (65), 2012.
81
История Петербурга. № 3 (67)/2012
предыдущая страница 80 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн следующая страница 82 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст