локада Ленинграда
84
Митрофан Иванович Барканов
(1900-1972). Участник Великой
Отечественной войны,
инвалид II группы
в 1943 году мне еще было двенадцать
с половиной лет. Нас, подростков,
заставляли подвозить копны сена
к месту, где их укладывали в стога.
Укладкой копен и вершением стогов
занимались взрослые женщины и
старики.
В совхозе лошадей не было,
они все были на фронте, быки ис-
пользовались на покосе, поэтому
нам приходилось работать только
с коровами, которые специально
отбирались в совхозе в качестве
рабочей тяговой силы. Корове
надевали хомут, с одной стороны
которого была привязана веревка
(канат), второй конец закреплялся
с другой стороны хомута. Наша
задача заключалась в том, чтобы
обвести корову вокруг копны, закре-
пить конец веревки на хомуте, стать
обеими ногами на веревку позади
копны так, чтобы не дать веревке со-
скользнуть с копны, и хворостиной
дать корове команду идти вперед.
Во время движения канат-веревка
охватывал копну, и корова могла
дотащить копну вместе с «седоком»
до стога. Для нас, подростков, эта
работа была и тяжелой, и опасной.
Один случай, который произошел
со мной, чуть не стоил мне жизни.
Однажды в очень жаркий летний
день, когда было трудно работать
не только людям, но и животным
(особенно рогатому скоту, страдав-
шему от укусов слепней и оводов),
корова, с которой я работала, вдруг
подпрыгнула и вместе с копной по-
несла меня с бешеной скоростью в
сторону леса, чтобы как-то «унять»
страшный зуд, вызванный укусами
слепней. Необходимо заметить, что
леса в тех краях - особенные, их
называют «карликовыми», потому
что деревья в лесу не поднимаются
в своем росте выше пяти метров.
Леса эти не вырубают, берегут, по-
скольку они в тех краях (знамени-
тые Барабинские степи) - довольно
редки. К моему счастью, корова,
попав в лесную тень, остановилась,
а подбежавшие ребята освободили
мои ноги от каната. Трудно сказать,
какой «финиш» ждал бы меня в этой
дикой «гонке» с коровой.
Осенью 1943 года, после долгих
и упорных хлопот мамы нам удалось
перебраться из далекой глубинки в
город Барабинск (узловая станция
под Новосибирском), где за не-
значительную плату нас приютила
пожилая женщина. Местные власти
помогли маме устроиться на рабо-
ту в железнодорожную столовую
уборщицей и судомойкой. За ра-
боту мама получала деньги, была
сыта и приносила еду нам, детям, и
хозяйке дома. Мне тоже пришлось
работать - я должна была добывать
топливо для обогрева старого дома,
в котором мы жили.
Мне приходилось ходить на
станцию, лазать по вагонам и под
вагонами, собирая остатки угля или
угольной пыли. Следует заметить,
что за собранный уголь наказывали:
Прасковья Ивановна Багрова
(1895-1989)
отбирали все, что было собрано, а
родителей штрафовали. К тому же
большой риск - быть увезенной в
неизвестном направлении в пустом
вагоне.
Однако все трудности были
сразу забыты, когда мы, наконец,
получили разрешение (в нача-
ле ноября 1944 года) на въезд в
Ленинградскую область, так как
въезд в Ленинград был запрещен.
Впереди нас ждала радость встречи
с родными и любимым городом,
которую трудно даже представить,
не только описать, особенно после
долгой разлуки.
Разрешение вернуться домой
мы получили благодаря долгим
и упорным хлопотам моего дяди
(маминого брата) Митрофана Ива-
новича Барканова, вернувшегося с
фронта в 1943 году после тяжелого
ранения в голову. Но в разрешении
была весьма существенная оговор-
ка - «прописка и проживание раз-
решается только в Ленинградской
области». Это строгое «указание»
нас не огорчало - ведь мы ехали до-
мой! - хотя мы точно знали, что дом,
из которого мы были эвакуированы,
снесен на дрова. Мы также знали,
что в Ленинграде живут наши род-
ственники и бывшие соседи, с ко-
торыми мы делили горькую участь
«блокадников». Они-то и приютили
нас, бездомных, поделились с нами
кровом и хлебом, который тогда еще
выдавали по карточкам.
Местное начальство отказалось
прописывать нас в городе и тем
более предоставлять нам жилье,
утраченное нами не по нашей вине.
Благодаря нашим бывшим со-
седям маме удалось устроиться в
школу на работу уборщицей. Ди-
ректор этой школы (она находится
на Ярославском проспекте) Иосиф
Васильевич - бывший фронто-
вик - вернулся в Ленинград после
ранения. Он, узнав о нашей беде,
взял маму на работу, предоставив
ей комнату с окном (бывшая кла-
довая), и выхлопотал прописку нам
троим в городе, что означало полу-
чение продовольственных карточек,
а значит, продолжение жизни в го-
роде: постоянная работа для мамы, а
нам - продолжение учебы в школе.
До этого мама в течение месяца жила
у своей старшей сестры Прасковьи
Ивановны Багровой в ее десятиме-
тровой комнате, сестра делила с ней
свой рабочий паек хлеба.
История Петербурга. № 3 (67)/2012
предыдущая страница 83 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн следующая страница 85 История Петербурга №67 (2012) читать онлайн Домой Выключить/включить текст