ное поле находилось перед моими
окнами, напротив северного входа
в собор. В Свято-Троицком соборе
размещался в те годы склад готовой
продукции бумажной фабрики (на-
верное, то была фабрика имени Во-
лодарского). В течение рабочего дня
к воротам подъезжали и отъезжали
автомашины, перевозившие огром-
ные бумажные рулоны, которые по-
ступали с фабрики на склад, а потом
выдавались из собора для отправ-
ки в ленинградские типографии.
В рабочее время большие деревян-
ные двери собора не закрывались.
Между прибытием машин рабочие
склада закрывали только кованые
решетчатые ворота, которые были
значительно ниже дверей. Иногда
наш футбольный мяч пролетал
выше футбольных ворот и выше
ворот соборных, залетая в темное
пространство огромного здания.
Чтобы мяч вернуть, нужно было
ждать приезда следующей машины,
упросить грузчиков пропустить
нас в собор для возвращения мяча
в игру. Неосвещенный огромный
собор оставлял величественное
и гнетущее ощущение мертвого
пространства. На стенах огромные
иконы (вероятно, апостолов Петра
и Павла), раскрытые Царские врата,
куда закатывали рулоны бумаги.
Нужно было быстро забрать мяч и
вырваться назад, туда, где жизнь,
где солнечный свет. Я и сейчас,
бывая в освещенном великолепном
соборе, всегда невольно вспоминаю
ту немного жутковатую обстановку
покинутого разоренного храма.
Собор вернулся к жизни при-
мерно в 1957 году. Начались служ-
бы, пошли прихожане, постепенно
проводился ремонт, вернулись на
свои места святыни, кроме серебря-
ной раки покровителя города свято-
го князя Александра Ярославовича
Невского.
Возрождение монастыря идет
непросто. Великолепному комплек-
су старинных зданий, в том числе
построенных по проекту первого
зодчего Петербурга Доменико Тре-
зини в самом начале XVIII века,
требуются не только средства и
специалисты - реставраторы, но и
возращение основных принадлежа-
щих ему святынь.
Зимой во дворах работники
коммунальных служб строили ка-
тальные горки. Из новых сосновых
досок делались высокие и прочные
п
овременные мемуары
Митрополичий корпус
сооружения, заливались водой для
ледяных дорожек. Попытка вос-
пользоваться катальной горкой в
чужом дворе не поощрялась. Чужая
горка иногда защищалась кулака-
ми обитателей двора. Ближайший
большой каток был в Таврическом
саду. В нашем Митрополичьем саду
также заливали каток, позднее там
стала появляться огражденная хок-
кейная площадка. Часто мы играли в
хоккей во дворе, иногда без коньков.
На площадке между Митрополи-
чьим, Духовским и Просфорным
корпусами среди относительно
молодых деревьев рябин, которые
благополучно существуют и ныне,
строились снежные крепости, кото-
рые потом штурмовали. Здесь, среди
рябин, была проложена лыжня, где
малыши учились стоять на лыжах.
Для взрослых в митрополичьем
саду была проложена вполне при-
личная большая лыжня, на которой
в рабочие дни было много школь-
ников и студентов техникума, а в
выходные дни ее занимали взрослые
лыжники.
В лавре работала бригада двор-
ников. Дворы и набережная реки
Монастырки, территории Музея го-
родской скульптуры, кладбища уби-
рались постоянно, содержались в
образцовом по сегодняшним меркам
порядке. Иногда в сильные снегопа-
ды, дворники со своей невеликой
зарплаты сбрасывались, покупали в
гастрономе четвертинку, с помощью
которой уговаривали тракториста,
убиравшего снег на тротуарах Нев-
ского проспекта и площади Алек-
сандра Невского, заехать в лавру
и расчистить снег. Вот такое было
отношение к своему делу. Дворники,
на манер старорежимных времен,
были неотъемлемой принадлеж-
ностью быта лавры, хозяевами
территории. Главный из них - дядя
Ваня, в белом переднике, казалось,
никогда не покидал двор. Детвора
его уважала и побаивалась.
Быт обитателей лавры был
прост. Отопление печное. Во дворе,
вдоль забора Никольского кладби-
ща были двухъярусные сараи, где
хранились запасы дров. Дрова заго-
тавливали весной и летом, покупая
отходы древесины, в основном от
производства катушечной фабрики
на проспекте Обуховской Обороны
и деревоперерабатывающего комби-
ната, расположенного за Лаврским
мостом № 2. Во дворы въезжали
забавные автомашины, предназна-
ченные для перевозки пиломатериа-
лов, с кабиной водителя на высоте
примерно двух метров, под которой
было место для размещения, напри-
мер, досок. Машины были похожи
на огромных насекомых на высоких
тонких ножках. Дерево распилива-
лось хозяевами сараев и складыва-
лось до холодов. У старых жителей
были дополнительные помещения
в подвалах корпусов, что создавало
им возможности для больших за-
пасов дров на зиму. Таким счастли-
вым обладателем дополнительной
площади в подвале был и мой дед.
Подвалов на всех не хватало, это
был удел избранных счастливчиков.
Большая же часть подвалов была
оборудована под овощехранилища
для предприятий торговли района.
История Петербурга. № 1 (68)/2013
107
предыдущая страница 106 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн следующая страница 108 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст