И
нтервью
Интервью Александры Ломакиной
с наместником Свято-Троиукой
Алексждро-Невской лавры епископом
Выборгским, викарием Саикт-Петербургской
епархии Назарием (Лавриненко)
«ЖИЗНЬ МОНАХА - ТАЙНА?»
Корр.:
Владыко, как повлияла на
ваш выбор стать священнослужите-
лем ваша семья?
Епископ Назарий:
Я немного
необычный священник: в нашей
семье никогда не было монахов.
Только мой дедушка был церков-
ным старостой, за что и пострадал.
И семья у меня была такая.
.. я бы
сказал, «теплохладная». Что на-
зывается, не были атеистами, но не
были и сугубо церковными людьми.
Единственной, кто старался соблю-
дать религиозность, была моя мама.
Это ее отец был старостой, и она с
детства посещала храм вне зависи-
мости от того, какие тяжелые были
годы: Гражданская война, револю-
ция, после революции все пошло
понятно как. Но она никогда не
боялась ходить в церковь. И даже в
нашей огромной семье - а я шестой
ребенок - мама старалась соблюдать
посты. Я всегда удивлялся, как она
при такой ораве, когда все дети по-
стоянно хотели кушать, умудрялась
для себя приготовить что-нибудь
постное. Я иногда смотрел, как мама
готовит картошку и немножечко от-
сыпает, отставляет в сторону - для
себя жарит без сала. Для всех так, а
для себя вот так.
Мама и приучила меня к не-
которым церковным традициям.
Сколько себя помню, я всегда ходил
с ней в церковь, пока не случилось
то, что случилось. В соседнем селе,
где я учился, была церковь, практи-
чески единственная сохранившаяся
во всем нашем крае. Район у нас - в
Черкасской области Украины, за
родовым поместьем Богдана Хмель-
ницкого - исторический, и в пер-
вую очередь в таких местах власти
стремились покончить с религией.
Поэтому устраивались облавы.
Во втором классе меня поймали
наши комсомольцы-активисты,
выстригли мне крест на голове, и
потом все посмеивались надо мной:
«святоша».
Конечно, после этого моя ре-
лигиозность никуда не пропала: я
всегда стремился в храм. Никаких
переворотов в моей жизни не было,
никаких сновидений, никаких яв-
лений. Воцерковленность засела
во мне с детства. Но по-настоящему
я пришел в храм только после ин-
ститута.
Я учился в сельхозинституте
в Симферополе. Город небольшой,
в нем всего два храма. В какой ни
пойди - везде глаза и уши. Могли
вытурить из института взашей, а
потом как? На первых курсах моей
учебы мама получала три рубля пен-
сии. Когда начала получать семь -
вообще богачами стали. Отец тоже
не работал, после войны занимался
только домашним хозяйством. То
есть я не мог позволить себе вы-
лететь из института. Я не боялся
этого, но понимал, что мои роди-
тели тянутся с последней копейки.
Я даже в сельхозинститут попал
только потому, что там уже учился
мой брат, и вдвоем было проще. На
самом деле я готовился поступать в
Крымский медицинский институт,
туда, где читал лекции святитель
Лука, будучи уже слепым.
Окончательно я пришел в Цер-
ковь, когда приехал в Киев. Там я
стал работать в ботаническом саду и
сразу пошел петь в церковный хор.
С этого и началось.
Потом пошли сложные годы,
никакой научной перспективы не
было. Я начал писать кандидатскую
диссертацию и делать работу в об-
ласти генетики, но понял, что все,
что я делаю - это никому не нужно.
Отношение к науке стало другое.
У меня вообще обостренное чувство
справедливости (я до сих пор иногда
не могу себя сдержать, где надо бы
промолчать), поэтому, когда к моей
работе начали «примазывать» со-
вершенно посторонних людей, это
стало последней каплей. Я сказал:
«Все!» Взял рекомендацию от ба-
тюшки, в приходе которого пел, и
тридцать лет тому назад приехал в
Петербург.
Корр.:
Почему ваш выбор учеб-
ного заведения пал именно на ду-
ховную семинарию и академию в
Петербурге?
Епископ Назарий:
Видите ли,
в церковных кругах того времени
было три школы в трех городах:
Одесса (семинария), бывший За-
горск - Троице-Сергиева лавра
3
История Петербурга. № 1 (68)/2013
предыдущая страница 2 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн следующая страница 4 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст