еизвестное об известном
щихся церковных деятелей прошлого
и тем устранить соблазн, который,
несомненно, возникнет при простом
уничтожении захоронений». Митро-
полит, между делом, акцентировал
внимание уполномоченного и на том,
что «желательно в таком случае вос-
становление и церковного служения
в соборе Лавры, как месте погребения
и поминовения усопших»16. Но опять
делу о возвращении собора епархии
не был дан ход: поскольку проект
уничтожения кладбища и создания
на его месте парка не был реализован,
дело о передаче Троицкого собора
РПЦ было также приостановлено.
Новый виток этого процесса на-
чался в 1955 году. Открытия Троиц-
кого собора добивались и верующие,
писавшие прошения в органы власти,
и митрополиты Григорий и Елевфе-
рий17, обращавшиеся за содействием
по этому вопросу к уполномоченному
Совета по делам РПЦ А. И. Кушнаре-
ву, но теперь ситуация осложнялась
тем, что согласно постановлению
правительства об открытии храмов
1955 года18 разрешение на открытие
храма первым должен был дать Лен-
горисполком, а получить его было
почти невозможно. Причин для от-
каза отдать Троицкий собор для бо-
гослужений у Ленгорисполкома было
несколько: здание было занято НИИ
Министерства судостроительной
промышленности - так называемый
«почтовый ящик», находилось в ава-
рийном состоянии, и поскольку счи-
талось, что епархиальное управление
финансировать работы в полном
объеме не сможет, то Ленгориспол-
ком не хотел привлечения внимания
к памятнику. Кроме того, здание на-
ходилось недалеко от центра города,
и налаживание в крупнейшем соборе
города церковно-приходской жизни
вызвало бы оживление верующих,
которые начали бы ходатайствовать
о передаче епархии всех зданий лав-
ры, чего в планах Ленгорисполкома
не было.
Митрополит Григорий, понимая,
что епархиальное управление полу-
чить согласие исполкома города на
открытие лаврского собора не сможет
даже с помощью председателя Совета
по делам РПЦ Г. Карпова, при встре-
чах с которым митрополит часто
обсуждал судьбу собора19, обратился
за поддержкой к патриарху для реше-
ния вопроса в правительстве.
15
июня 1955 года митрополит
Ленинградский Григорий составил
докладную записку на имя патриарха
Алексия, в которой были изложены
аргументы, доказывающие необхо-
димость открытия Троицкого собора.
Основаниями для повторного хода-
тайства митрополит Григорий считал
несколько обстоятельств. Первопри-
чиной архиерей называл то, что до
закрытия именно Троицкий собор
был «центром религиозной жизни
г. Ленинграда»20. Митрополит в своем
ходатайстве также указывал на не-
обходимость скорейшего принятия
решения относительно дальнейшей
судьбы собора, так как этот истори-
ческий памятник, «находящийся но-
минально под охраной государства,
фактически разрушается: стены от
постоянных протечек промокли и
необходимо устроить отопление для
просушки собора, карнизы обвали-
лись, штукатурка отпала во многих
местах до кирпича и обнажила сте-
ны, барельефы попорчены. Внутри
ценные лепные потолки приведены
в негодность, а равно и скульптур-
ные украшения»21. Митрополит
заострял внимание и на том, что его
покои находятся в непосредственной
близости к собору - в Духовском кор-
пусе лавры, и они часто посещаются
иностранными церковными делега-
циями22, которые обращали внимание
на «столь печальное состояние Лавр-
ского собора и высказывали по этому
поводу открытое изумление, в осо-
бенности в связи с той информацией
о внутренней свободе церкви и бла-
гожелательном к ней отношении со
стороны Советского правительства,
каковая неизменно предлагалась го-
стям ленинградским митрополитом.
Не раз со стороны указанных делега-
ций поступали просьбы о разрешении
осмотреть внутренность Троицкого
собора, но таковые всегда отклоня-
лись под разными измышленными
предлогами, по причине невозмож-
ности с политической точки зрения
показать иностранцам допущенные
разрушения, полную непригляд-
ность и заброшенность здания»23.
Митрополит Григорий также добавил
фразу, которую повторил патриарх,
когда ставил вопрос об открытии
храма перед Советом по делам РПЦ
при Совете министров СССР: «Не-
состоятельность предлогов, под
которыми гости не допускались в
собор, несомненно, интуитивно чув-
ствовалась, хотя из деликатности и
не высказывалась, и создавала впе-
чатление неискренности и фальши
в освещении митрополитом вопроса
о положении Русской православной
церкви в Советском Союзе»24. Этот
аргумент, вероятно, имел решающее
значение при принятии решения о
восстановлении собора.
Все аргументы, приведенные
митрополитом Григорием в письме,
были высказаны патриархом на лич-
ной встрече с председателем Совета
министров СССР Н. А. Булганиным
26 марта 1956 года. Личной беседы с
главой правительства патриарх ожи-
дал давно. Ранее, в конце 1954 года
он беседовал с Г. М. Маленковым25,
который был в то время Председате-
лем Совета министров СССР, и после
этой беседы на время прекратились
гонения на церковь и травля свя-
щенников в прессе. Теперь, в связи с
новыми политическими условиями и
учитывая предыдущий опыт, патри-
арх решил обратиться за содействием
к Н. А. Булганину и о своем желании
часто напоминал председателю Со-
вета по делам РПЦ Г. Г. Карпову26.
Когда просьбы патриарха стали на-
стойчивее и инициативу главы РПЦ
было невозможно игнорировать27,
26 марта 1956 года встреча состоя-
лась, и именно она стала отправной
точкой для форсирования принятия
решения об открытии Троицкого
собора. Отметим, что председатель
Совета по делам РПЦ за два дня до
встречи с главой РПЦ проинформи-
ровал Н. А. Булганина о предпола-
гаемых вопросах, которые мог задать
ему патриарх Алексий: ни одно из
обещаний и разрешений не было дано
Н. А. Булганиным патриарху на их
личной встрече спонтанно, все было
продумано заранее28.
Как и докладывал Г. Г. Карпов,
основным вопросом, который па-
триарх стремился обсудить с главой
правительства, было «частичное от-
крытие церквей», в частности, специ-
ально оговаривалось возвращение в
ведение РПЦ храма в г. Ухте Коми
АССР и Троицкого собора, на что
Н. А. Булганиным было дано со-
гласие29. Впоследствии в разговоре
с председателем Совета по делам
РПЦ патриарх Алексий восторженно
отзывался о приеме и о своем недав-
нем собеседнике: «Сразу видно, что
Булганин - русский человек, и так
внимательно нас выслушал, с каким
доверием велась с ним беседа.
..»30
Но не только глава правительства
знал, благодаря Г. Г. Карпову, какие
вопросы захочет обсудить с ним
39
История Петербурга. № 1 (68)/2013
предыдущая страница 38 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн следующая страница 40 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст