еизвестное об известном
создания туземной письменности,
изучения туземных языков и изда-
тельского дела», и поставил задачу
довести число учащихся в институте
до 500 человек. Кроме того, было
признано необходимым расширить
подготовку северных кадров на
этнографическом отделении ЛГУ,
Северном отделении Педагогиче-
ского института им. А. И. Герцена
и в Научно-исследовательском ар-
ктическом институте9. Официально
«Положение» об Институте народов
Севера было утверждено Ученым
комитетом ЦИК СССР 18 марта
1932 года.
В 1930 году отправленного
на практическую работу на Север
К. Лукса на посту ректора сменил
А. Б. Дубсон, а его - Ян Петрович
Кошкин (псевдоним Алькор) -
латыш, профессиональный ре-
волюционер, комиссар Высшей
кавалерийской школы в Петрограде,
после окончания этнографического
отделения ЛГУ с 1926 года препода-
вал на Севфаке, был ответственным
секретарем Ленинградского отделе-
ния Комитета Севера, возглавлял
ИНС до 1936 года. Последним рек-
тором ИНСа был А. И. Минеев.
Профессорско-преподава-
тельский состав ИНСа состоял
из видных ученых, среди которых
были профессора В. Г. Богораз-Тан,
Б. Н. Вишневский, Я. П. Кошкин,
С. В. Керцели, С. Н. Горбунов,
М. В. Серебряков, П. П. Рости-
ков, Б. Д. Греков, Н. С. Норкин,
С. Е. Малов, Н. А. Тюшевский и мно-
гие другие известные североведы10.
По образному выражению, Богораз
был сердцем ИНСа, а мозг институ-
та - Ян Петрович Кошкин11.
В 1930 году в институте обуча-
лись представители 40 различных
народностей и этнических групп
Севера и Дальнего Востока, всего
326 человек, из них 70 женщин. За-
тем число студентов выросло до 398
человек, но к середине 30-х годов
количество студентов института
снизилось: 307 учащихся всех 26 на-
родностей
[это официально приня-
тая цифра народностей]
Крайнего
Севера12. Институт народов Севера в
тайге и тундре называли «Чудесный
чум», а его учащихся-инсовцев -
«красными шаманами»13. Действи-
тельно, ведь это были совсем особые
люди, представители иной жизни:
они, как шаманы, обладали неви-
данными и неслыханными прежде
способностями, понимали чудесные
знаки, «разговаривали» с книгой и
газетой, умели читать и писать и
учили этому других, а готовила их
новая власть, символом которой
был красный цвет.
На берега Невы приезжали
юноши и девушки, которые ориен-
тировались в бескрайней тундре, но
в городе, где не видно горизонта и
мешают дома, могли заблудиться.
Известен случай с одним северя-
нином, «потерявшимся» зимой в
Ленинграде, и только спустя три
дня, сильно простуженный, он был
приведен милиционером в институт.
Этим молодым людям было тесно и
душно в помещении, и поначалу они
разводили во дворе костер и ставили
чум, чтобы можно было свободно
дышать. Они оказались не просто в
другом месте - в другом мире, учи-
лись не только говорить по-русски,
читать и писать, но входили в иную
жизнь, без познания которой не
могли выйти за пределы своей род-
ной, но
первобытной
цивилизации.
И несмотря на все трудности, они
достигали желаемого - оставаясь
собой, приобщались к культуре
всего человечества.
Учащиеся ИНСа находились
на полном государственном обе-
спечении и получали повышенные,
по сравнению со студентами других
техникумов и вузов, стипендии.
45
История Петербурга. № 1 (68)/2013
предыдущая страница 44 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн следующая страница 46 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст