П
етербуржцы и петербурженки
60
вами оказанная, возбуждает во мне
смелость просить в настоящих моих
обстоятельствах вашего вспомоще-
ствования.
В бывшей Владимирской семи-
нарии окончил я философский курс.
После вакации в Суздальской должен
буду поступить в богословский класс;
но мне желательно слушание богосло-
вия вместе с изучением французского
языка и математическими заняться
науками, коих в семинарии не пре-
подают. <.
..> Охота к познанию сих
наук убеждает меня из духовного
училища перейти в Московский
университет, но я уверен совершенно,
что архипастырь мой сему желанию
моему исполниться не дозволит»16.
В конце письма семинарист умоляет
столичного покровителя письменно
походатайствовать перед церковным
начальством об удовлетворении сво-
их стремлений.
Реакция Самборского неиз-
вестна. Выскажу осторожное пред-
положение: церковный сановник,
одинаково вхожий к враждовавшим
императрице Екатерине II и цесаре-
вичу Павлу, если и не смог помочь
Сперанскому, мечтавшему, в частно-
сти, изучать новые языки, получить
университетское образование (чая-
ния так и остались никогда не осу-
ществленными), то способствовал
переводу семинариста в «главную»
столичную Александро-Невскую
семинарию, организованную в том
же 1788 году путем слияния Санкт-
Петербургской и Новгородской се-
минарий (с 18 декабря 1797 года -
академия). В Александро-Невской
семинарии предполагалась подго-
товка будущих преподавателей для
рядовых епархиальных духовных
училищ, посему она укомплектовы-
валась лучшими провинциальными
семинаристами.
Так или иначе, пробыв полтора
года в Суздале пока оформлялись
бумаги, с разрешения и благосло-
вения епископа Суздальского Вик-
тора, «студенты школ богословия
Михайло Сперанский, философии
Вышеславский, в исполнение при-
сланного из Святейшего Прави-
тельствующего Синода указа, от-
правлены [были] в царствующий
Санкт-Петербург для продолжения
учения в Санкт-Петербургской
семинарии.
..»17, куда и добрались
благополучно на «перекладных» в
январе 1790 года, поступив на ка-
зенное содержание.
Начался новый этап в жизни
Михаила Сперанского, которому
как раз к этому времени минуло
18 лет.
В царствование Екатерины II в
России чрезвычайно были популяр-
ны (в высшем слое) идеи европей-
ского Просвещения. Сторонница
просвещенного абсолютизма, по-
клонница Монтескье и Беккариа,
переписывавшаяся с Вольтером и
Дидро, императрица в духе време-
ни уделяла значительное внима-
ние образованию. В обновленной
по монаршьей воле Александро-
Невской семинарии главный упор
(помимо собственно богословских
дисциплин) был сделан на выс-
шую математику, опытную физику,
«новую» философию (включая
творчество «богоборцев» Вольтера
и Дидро) и на французский язык
(международное средство общения
интеллектуалов того времени). Во
всех этих дисциплинах Сперанский
быстро сделал блестящие успехи.
Свободно овладев французским,
он увлекся просветительской фило-
софией, что наложило отпечаток
на все его дальнейшее творчество18.
И в мыслях, и в словах на бумаге
студент отдавал щедрую дань столь
модному тогда «вольтерьянству»,
о чем свидетельствует шуточное
послание к нему в стихах его одно-
кашника по Александро-Невской
семинарии П. А. Словцова (начало
1790-х годов):
«Но помни,
что тому Фортуна изменяет,
Кто остроумием
не вовремя блистает.
Не начинай играть
Волтерова пером,
Читай Волтер ты,
но <нрзб> умом»19.
Шутка («Фортуна изменяет.
..»)
оказалась горьким пророчеством.
..
И в Александро-Невской семи-
нарии Сперанский очень быстро
выдвинулся на первое место. Луч-
шему студенту (как и во Влади-
мире) священноначалие доверило
произносить проповеди. 8 октября
1791 года в лаврском соборе Святой
Троицы в присутствии знаменитого
митрополита Гавриила (Петрова;
1730-1801; депутата от духовенства
в прославленной екатерининской
«Уложенной комиссии») произнес
не учебную проповедь, а порази-
тельно смелую (революционную
по тем временам, обличительную,
учительную) речь об «истинном
и ложном просвещении». Юноша
бесстрашно обращался якобы к
«государям», а на самом деле к
«венценосице» Екатерине II, прямо
намекая на ее безудержный фавори-
тизм20: «.
..есть ли ты не будешь на
троне человек, есть ли сердце твое не
познает обязательств человечества,
есть ли не соделаешь ему любезны-
ми милость и мир, не низойдешь с
престола для отрения слез послед-
него из твоих подданных; есть ли
твои знания будут только пролагать
пути твоему властолюбию; есть ли
ты употребишь их только к тому,
чтоб искуснее позлатить цепи раб-
ства, чтоб неприметнее наложить
их на человеков и чтоб уметь казать
любовь к народу и из-под занавеси
великодушия искуснее похищать
его стяжание на прихоти твоего сла-
столюбия (так!) и твоих любимцев,
чтоб изгладить совершенно понятие
свободы, чтоб сокровеннейшими пу-
тями провесть к себе все собствен-
ности твоих подданных, дать чув-
ствовать им тяжесть твоея десницы
и страхом уверить их, что ты более,
нежели человек; тогда со всеми
твоими дарованиями, со всем сим
блеском ты будешь только счастли-
вый злодей. Твои ласкатели внесут
имя твое золотыми буквами в спи-
сок умов величайших, но поздняя
история черною кистию прибавит,
что ты был тиран твоего отечества.
Будь судья и наилучший право-
ведец, открой истинный разумов
закон, выведи из существа дела их
употребление, умей развязать узел
дел наиболее соплетенных, найди
самое тончайшее различие между
пороком и пороком, между казнию
и казнию, упражняйся чрез всю
твою жизнь в истории человеческих
заблуждений и пронырств, знай,
каким образом согласить строгость
с милосердием и в одном и том же
преступлении наказать порок, от-
пустить неосторожность.
..»21.
Удивительные слова (пять лет
до кончины императрицы)! Бедный
семинарист бесстрашно увещевал
тиранов-злодеев, сотрясал троны,
взывал к справедливым законам.
Девятнадцатилетний юноша - не-
сомненно знакомый с поразившей
Европу книгой «О духе законов»
Монтескье (1748 г.) - очерчивал
пунктиром свое будущее блиста-
тельное поприще первого русского
«законоведца». Пройдет совсем
История Петербурга. № 1 (68)/2013
предыдущая страница 59 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн следующая страница 61 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст