П
,
етербуржцы и петербурженки
таких образцово-литературных,
художественных очерках, что про-
изводили на всех глубокое впечат-
ление и привлекали в аудиторию к
нему не только студентов церковно-
практического, но и богословского и
церковно-исторического отделений.
Один из первых слушателей Вад-
ковского позже вспоминал: «Читал
он не громко, но ни одно слово не
ускользало от слушателей. Тетрадь
лекций, которую он приносил с
собой, лежала почти без употребле-
ний, по большей части он говорил
без тетради, и одинаково красиво,
как и по ней. Лекции его были
изящно обработаны»9.
В рамках своей дисциплины
молодой преподаватель деятельно
принялся за изучение памятников
церковной проповеди. Плодом этого
изучения, кроме восполнения лекций
солидным научным материалом,
явилось солидное количество статей,
напечатанных главным образом в
«Православном собеседнике». Впо-
следствии все труды по гомилетике
вошли в общее собрание сочинений
под названием: «Из истории христи-
анской проповеди. Очерки и исследо-
вания Антония, епископа Выборгско-
го, ректора Санкт-Петербургской ду-
ховной академии. СПб., 1892». Кроме
того, с 1875 года А. В. Вадковский ра-
ботал в возглавляемой профессором
П. В. Знаменским комиссии по
описанию рукописных и старопе-
чатных книг библиотеки Соловец-
кого монастыря, переданных КазДА.
С 1879 по 1883 год Александр Васи-
льевич состоял редактором акаде-
мического журнала «Православный
собеседник».
«Если люблю, то и больную
люблю»: семейная жизнь и при-
нятие монашества.
Александр Васильевич часто
посещал одного своего товарища
по учебе, уже женатого. В его доме
он и познакомился с сестрой жены
своего друга - Елизаветой Дми-
триевной Пеньковской. «Это была
девица деловитая, серьезная, чуж-
дая суетностей, предпочитавшая
библиотеки модным магазинам и
семейный очаг местам обществен-
ных развлечений»10.
Знакомство завершилось женить-
бой. Но это была не совсем обычная
история. Дело в том, что избранница
молодого Вадковского была слаба
здоровьем и говорила будущему
мужу, что вряд ли проживет больше
7-8 лет, на что Александр отвечал:
«Пусть эти годы будут наши», «Хотя
и существует пословица, что муж лю-
бит жену здоровую, но вздор это. Если
люблю, то и больную люблю»11.
Действительно, в 1879 году,
спустя семь лет после женитьбы,
Вадковский овдовел. К этому време-
ни у него были старший сын Борис
и дочка Лидия. Второй сын Игорь
умер еще во младенчестве. После
смерти любимой супруги молодой
преподаватель пригласил одного
из студентов академии Ивана Ва-
сильевича Беляева - впоследствии
экзарха Грузии Иннокентия - для
занятий со своими детьми. Одна-
ко недолго пришлось заниматься
студенту Ивану с чадами своего
наставника. В ноябре 1882 года оба
ребенка умерли от дифтерита.
Какие душевные муки пережи-
вал А. В. Вадковский после смерти
супруги и детей, может понять толь-
ко тот, кто сам испытал подобное.
Душевная боль и страдания после
смерти детей были тем сильнее,
что их приходилось переживать и
преодолевать в полном одиночестве.
«Строгий карантин для предупре-
ждения заноса дифтерийной заразы
в какой-либо семейный дом заклю-
чил его на шесть недель в стенах
опустелой квартиры»12.
Владыка Иннокентий впо-
следствии вспоминал об этом пе-
Профессор
Александр Васильевич Вадковский
с детьми.
Из книги: М. Б. Антоний,
митрополит С.-Петербургский и
Ладожский. Пг., 1915 г.
риоде из жизни А. В. Вадковского:
«Я почитал особою честию пред-
ложение профессора Вадковского
и, конечно, охотно согласился.
Детей было двое, а профессор был
уже вдовым. Старший - мальчик
Борис восьми лет, умный и впечат-
лительный; младшая девочка - Ли-
дия шести лет, нежная, скромная
и необычайно застенчивая. <.
..>
Эти занятия, шедшие необычайно
успешно, причем ученики-дети
поражали меня, студента учителя,
своей даровитостью и прилежанием,
продолжались недолго. Дифтерит,
против которого тогда еще не было
открыто целительных прививок,
унес одновременно в могилу моих
учеников, отняв у отца последнее
утешение земли - любимых детей.
Трудно описать страдания осиро-
тевшего профессора; над трупами
малюток он не только плакал, нет, -
он так рыдал, что мне, их учителю
и его ученику, вдвойне было жаль
не столько детей, взятых Господом,
сколько этого безнадежного одино-
кого отца, у которого было взято все,
чем красна и мила обычная, серая,
будничная жизнь человеческая.
Часто вдвоем мы потом посещали,
большею частью вечером, эти дет-
ские могилы на кладбище, пели за
певчих с причтом панихиду по ним,
подолгу просиживали около этих
могил на скамейке»13. Никто тогда
и представить не мог, что ученику
придется повторить путь своего
учителя. У Ивана Беляева потом
тоже будет семья, но спустя неко-
торое время он потеряет и супругу,
и детей.
.. А с Вадковским они оста-
нутся близкими друзьями. Иван,
потом уже владыка Иннокентий,
будет находиться у смертного одра
митрополита Антония (Вадковско-
го) в 1912 году, а когда умрет сам в
1913 году, его похоронят рядом с
учителем на Никольском кладбище
Александро-Невской лавры.
В сложившихся условиях Алек-
сандр Васильевич принял решение
о монашеском постриге, о чем
сообщил правящему архиерею -
архиепископу Палладию (Раеву).
И если владыка радовался этому
решению, то Вадковский начал со-
мневаться и даже собирался идти к
архиерею с отказом, но тот, словно
почувствовав возникшие сомнения,
предупреждает этот приход и отказ
тем, что посылает Вадковскому пода-
рок - монашеское облачение! И что
77
История Петербурга. № 1 (68)/2013
предыдущая страница 76 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн следующая страница 78 История Петербурга №68 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст