П
утешествие по городу
М. Н
. Воробьев. Нева. Вид на Биржу. 1810-е гг.
Вид запечатлен с непривычно низкой для нас точки.
Художник писал его с наплавного Суворовского моста.
ской улицы целый ряд деревянных
домов с галереями остатков обрам-
ления центральной площади первых
лет Петербурга <.
..> Левее нашего
дома пустырь, обнесенный забором,
именуемый Пеньковым буяном, а за
ним, казавшееся тогда огромным, зда-
ние Петровской мореходной школы» *.
Многое вскоре изменилось. Ис-
чезли деревянные дома, на пустырях
поднялись новые большие здания. Но
и спустя многие годы жизнь в этом
уголке города оставалась какой-то за-
торможенной, провинциальной. Еще в
конце 1970-х Пеньковая улица и часть
Мичуринской сохраняли булыжную
мостовую. Даже такие посещаемые
места, как домик Петра, крейсер
Аврора и известный гастроном «Пе-
тровский» не оживляли местность.
Не было вокруг них той же людской
суеты, которую можно наблюдать в
Петропавловской крепости или на
стрелке Васильевского острова.
Не приходится удивляться, что
остались обойденными вниманием
градостроительные достоинства, зна-
чение и своеобразие этой части города.
Как мы убедились, в XIX веке общая
панорама Петровской и Выборгской
набережных не была столь же эффект-
ной, как вид Дворцовой набережной,
но была цельной и по-своему привле-
кательной. Глаз радовало разнообразие
и последовательная смена впечатле-
ний. От храмов и колоколен Троицкой
площади взгляд переходил к мону-
ментальному фасаду магазинов, затем
отдыхал на зелени, всегда окружавшей
домик Петра, скользил по регулярному
фасаду Гагаринских складов, возбуж-
даясь движением барок, их острыми
мачтами и кружевом снастей (как не
вспомнить здесь романтическую гра-
вюру А. П. Остроумовой-Лебедевой
«Дворец Бирона и барки»), уходил
вдруг в водно-воздушный провал устья
Большой Невки и завершал свой про-
бег спокойным и уверенным массивом
Госпиталя на Выборгской стороне.
Весь XIX век эта панорама оста-
валась неизменной, но с наступлением
нового столетия все начало меняться
стремительно. Неоправданной поте-
рей тех лет стал снос Троицких мага-
зинов. Удивительно, но в отличие от
разрушения Сального буяна Томона,
эта утрата осталась не замеченной
ревнителями архитектурного насле-
дия. Ключевое градостроительное
значение освободившегося места
предопределяло его судьбу Рано или
поздно здесь должно было появиться
новое здание. Возможно, то, что это
здание появилось не сразу, а спустя
четверть века, было благом. Советская
эпоха показала новый подход к ре-
шению градостроительных вопросов,
основанный не на частном интересе, а
на приоритете города как целостного
художественного организма.
Но начало века дало и большую
градостроительную удачу - Училищ-
ный дом Петра Великого. Своим круп-
ным объемом, башней со шпилем он
создал вертикальный акцент, которого
так не хватало в этой части панорамы.
Впрочем, уже в начале тридцатых
ситуация вновь меняется. Вакантное
место магазинов занимает конструк-
тивистский Дом политкаторжан, а на
месте пеньковых складов планируется
строительство огромного здания го-
стиницы «Интурист». Конструкти-
вистские формы ее первоначального
проекта явно вторили Дому политка-
торжан. Если бы проект гостиницы
был реализован в этом варианте, в
самом центре города появился бы уни-
кальный остросовременный ансамбль.
Но государственная идеология
направила развитие архитектуры в
иное русло, и проект гостиницы был
дважды переработан. В оценке творче-
ства Е. А. Левинсона и И. И. Фомина
- авторов несостоявшейся гостини-
цы, построенной в конце концов как
жилой дом для командного состава
Военно-морского флота и известного
как Морской дом, присутствует неко-
торая осторожность. Лишь в послед-
нее время определилось понимание
общности ряда заметных работ этих
архитекторов со стилем ар-деко. Эти
здания эзотеричны, их архитектура
обращена к избранным, способным
оценить ее изысканность, сложность
и парадоксальность ее приемов, со-
единяющих грубость и изящество,
лапидарность и любовь к детали. Эта
архитектура была слишком сложна
для прямолинейности идеологических
установок, потому и выпала она из
оценки магистрального пути совет-
ского зодчества. К тому же в ней ясно
ощущался буржуазный гедонистиче-
ский дух нарядно излишествующей
«танцующей Европы» мимолетных
межвоенных десятилетий.
Так или иначе, но Морской дом
состоялся. Он завершил «перемасшта-
бирование» застройки набережной,
начатое Домом политкаторжан, со-
общившим ей уже не петербургский,
а скорее московский мегамасштаб.
Высокий корпус Морского дома
перекрыл собой Училищный дом и
уничтожил его влияние на панораму.
Вертикальный акцент, создаваемый
эти зданием, недолго оживлял и ор-
ганизовывал этот невский вид.
Шестидесятые годы внесли в
панораму весьма убогую лепту - дом,
прозванный Дворянским гнездом.
Мертвой серой заслонкой встал он
позади рощицы, окружающей пе-
тровский домик. Градостроительные
последствия появления этого здания
чудовищны. Не говоря о панораме как
таковой, нужно обратить внимание
на испорченные этим серым пятном
живописнейшие перспективы, от-
крывающиеся с противоположного
берега Невы - с набережной Фон-
танки, с центральной аллеи Летнего
сада. Замечательна, по-своему, способ-
ность этого здания душить все вокруг
себя - и вдалеке, и вблизи. Так чудное
место - петровский мемориал - на-
висающим над ним домом совершенно
раздавлено. А Петроградская сторона
лишилась своего глотка свежего не-
вского воздуха.
В послевоенное время начался
новый виток освоения Выборгской
набережной, учитывающий ее важное
2 7
История Петербурга. № 2 (69)/2013
предыдущая страница 28 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн следующая страница 30 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст