Б
удни и праздники
зала в соседнюю комнату, в которой
были выставлены рисунки, картины,
вышивки и другие работы. Рисунки
были выполнены пастелью, тушью,
акварелью - большинство скопи-
рованы с красивых гравюр и обрам-
лены. Имя каждой юной леди было
обозначено ярлычком на ее работе,
как и имена тех, кто трудился над
крупным вышивками, требовавши-
ми нескольких рук. Все эти образцы
были выполнены очень хорошо33.
Были выставлены многочисленные
образцы правописания и сочине-
ний, но я случайно ни одного из них
не видел. В другой прилегающей к
залу комнате были накрыты столы
и сервированы холодные закуски;
слуги также обносили собравшихся
крепкими напитками.
После проведенного в этих ком-
натах получаса мы вернулись в
большой зал, где потребовалась новая
расстановка сидений, так как для
экзамена была необходима большая
площадь. В центре зала было установ-
лено фортепиано, но исполнителем
на нем оказался мужчина, как и весь
аккомпанировавший оркестр. Юные
леди пели арии, дуэты, речитативы и
хоры. Лучшие певицы были, конечно,
выбраны для сольных выступлений,
исполненных с большим мастер-
ством. Все было удивительно хорошо.
Весь экзамен завершился танцами -
русским танцем; испанским фанданго
с кастаньетами; польским; танцами с
шалью и венками втроем и вчетвером;
и все объединились в хоре34. Вальс не
танцевали. Юных леди, оканчиваю-
щих школу, восемьдесят одна. Четыре
класса, в каждом равное число уче-
ниц. Самая хорошенькая и наиболее
воспитанная из них всех графиня
Шайо35, сирота, дочь французского
эмигранта».
«6-е [марта 1812 г.] Приглашение
на экзамен барышень благородных
фамилий в Монастыре36 извещало о
начале в девять часов утра. Я пришел
с г-ном Смитом до десяти и нашел,
что они уже начали. Экзамен был по
геометрии, за которой последовала
экспериментальная философия,
французская риторика и литература,
немецкий язык. Затем общество про-
вели в другой зал, где были выстав-
лены рисунки, картины, рукоделие,
вышивки и искусственные цветы,
сделанные барышнями. Затем мы
вернулись в экзаменационный зал и
начались музыкальные выступления,
за которыми последовали танцы, и все
завершилось около четырех часов.
Часть гостей перешла в другую ком-
нату, где была приготовлена закуска, и
барышни разносили гостям тарелки.
Экзамены были точно такими как
в Институте Св. Екатерины в про-
шлом году и, главным образом, если
не полностью, с теми же учителями.
Музыка, особенно пение, было, я
думаю, лучше, чем тогда; танцы и ху-
дожественные работы не очень хоро-
ши. Экзамены по геометрии, физике,
литературе и языкам точно такими
же - уроки, заученные наизусть и,
большей частью, хорошо отвеченные.
Все хорошо и с очевидной легкостью
говорили по-французски. Из не-
скольких розданных сочинений я по-
лучил три - два из них, однако, одной
и той же особы: одно - письмо другу
на тему утешения из-за потери тети и
ее наследства; другое - сентименталь-
ный панегирик благотворительности;
и третье - краткий довод существо-
вания Божества, основывающийся
на очевидных фактах мироздания.
Почерк очень хороший, полностью
сформировавшийся; стиль соответ-
ствующий и непринужденный - они
были на французском. Количество
покидающих школу барышень, чьи
имена были в программе выставки,
- сто четыре. К тому же есть опре-
деленное количество demoiselles
bourgeoises37, то есть не благородных
фамилий, обучавшихся в той же шко-
ле; но их экзамен будет завтра, и ино-
странные посланники не приглашены
присутствовать на нем. Они изучают
почти все то же за исключением логи-
ки, геометрии и экспериментальной
философии. Надо сказать, нынче,
как и в прошлом году, среди них было
очень мало красивых девушек, и граф
Сен-Жюльен38, рядом с которым я
сидел, отметил, что у них всех глупый
вид <.
.. > Несколько кабардинцев,
татар были в своей национальной
одежде - двое в широких белых чал-
мах, а остальные в остроконечных
бархатных шапках, похожих на изо-
браженные на китайских картинах,
- грузины, черкесы, мингрелы, турки
и так далее, как обычно».
«5-е [марта 1814 г.] Сегодня в
девять утра я направился в Институт
Св. Екатерины и присутствовал на
экзамене барышень, которые закон-
чили свое обучение в нем и теперь
готовятся покинуть школу. Он был
во всех отношениях похожим на тот,
который я посетил три года назад, за
исключением того, что экзамен по
экспериментальной философии был
опущен, ибо преподаватель этого
предмета долго болел. Экзамены
по немецкому языку, арифметике,
французской литературе, граммати-
ке, логике и риторике были не долги-
ми. Наиболее трудным занятием был
перевод отрывков из французской
книги, открытой наугад гостями,
ряд предложений из которой был
прочитан по-русски несколькими
барышнями. Музыка и танцы отняли
по меньшей мере три четверти време-
ни. Весь экзамен закончился около
двух часов пополудни. Вышивки,
искусственные цветы, ковер и ри-
сунки были выставлены как обычно
и все выполнены в одинаковой
степени совершенства. В одном из
отдаленных залов была сервирована
холодная закуска. Из двух наиболее
отличившихся экзаменовавшихся
барышень, одна была француженка
по имени мадемуазель Прево де Лю-
мен39, а другая немка - Энгельбах40.
Первая выделялась своей красотой
и изысканным совершенством. Дру-
гая, менее привлекательная, почти
так же выделялась литературными
упражнениями и превосходила всех
остальных образцами рукоделия,
ткачества и вышивки. Толпа как при
входе, так и на выходе была непро-
ходимая; духота угнетающая. Кроме
лорда Уолпола41 не было ни одного
другого иностранного посланника».
«Пятница 20-е [августа 1813 г.]
< .
..> На 11 часов нам было назна-
чено посещение Academie des jeune
Demoiselles42. В назначенное время
мы отправились туда и были встре-
чены офицером в дворцовой форме.
Учреждение было основано импера-
трицей Елизаветой34 и расширено и
пожертвования на него увеличены
императрицей Екатериной43 и импе-
ратором Павлом44. Оно предназначе-
но для обучения девочек и в данное
время содержит около 500 воспитан-
ниц помимо пансионерок. Здание
весьма просторное и достаточно
вместительное, чтобы разместить 500
воспитанниц. Мещанки и благород-
ные полностью разделены. Сначала
мы осмотрели мещанское отделение.
В нем около 200 воспитанниц поми-
мо пансионерок. Мы были встречены
старой дамой, которая провела нас по
всем помещениям. Вскоре нас про-
вели в отделение для благородных
и представили баронессе45, которая
является придворной дамой и руко-
водит всем учреждением. Баронесса
приняла нас с большой любезностью,
показала и рассказала нам обо всем
относящемся к учреждению. Здесь
три класса и три отделения для
удобства обучения каждого класса.
Благородные проводят в каждом
классе три года, мещанки - два. Их
учат чтению, письму, грамматике, гео-
графии, арифметике и геометрии. И в
дополнение к своему собственному
языку немецкий и французский язы-
ки. А также вышивание, рисование
3 7
История Петербурга. № 2 (69)/2013
предыдущая страница 38 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн следующая страница 40 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст