Б
удни и праздники
4 2
помещения Первого батальона Пре-
ображенского полка.
Князь занимал весь нижний
этаж дома окнами на улицу. Кварти-
ра имела два хода: парадный, с подъ-
ездом на Миллионную, и черный.
Парадные комнаты сообщались с
людскими довольно длинным ко-
ридором, оканчивавшимся неболь-
шими сенями. Верхний этаж дома
занят не был.
У князя было шесть человек при-
слуги: камердинер, повар, кухонный
мужик, берейтор и два кучера. Но из
них лишь кухонный мужик находил-
ся безотлучно при квартире, ночуя в
людской. Камердинер и повар на ночь
уходили к своим семьям, жившим
отдельно, берейтор тоже постоянно
куда-то отлучался, кучера жили во
дворе в отдельном помещении.
Князь был человек холостой,
еще не старый, лет под шестьдесят,
но прекрасно сохранившийся. Дома
он бывал мало. Днем разъезжал по
делам и с визитами, обедал обык-
новенно у своих многочисленных
знакомых и заезжал домой только
около восьми часов вечера.
Отдохнув час, много два, он от-
правлялся в яхт-клуб, где и проводил
вечер, возвращаясь домой лишь с
рассветом.
Не желая, вероятно, иметь сви-
детелей своего позднего возвраще-
ния, а может быть, руководствуясь
иными соображениями, князь не хо-
тел держать швейцара при парадной
входной двери.
.. Ключ от парадной
двери для ночных возвращений он
держал при себе.
..»
Мы представляем теперь более
или менее обстановку и образ жиз-
ни австрийского военного агента,
и дальше можно просто следить за
расследованием, просто читать, как
Путилин ловил убийцу.
.. Однако, по-
скольку произошло преступление не
простое, а, может быть, политическое,
и получило такую огласку - весь
Петербург всполошился! - проявим
чуть больше любопытства, заглянем
в биографические справочники, дабы
уточнить об Аренсберге: годы жизни,
когда приехал в Петербург, где по-
хоронен.
.. В современных энцикло-
педиях Аренсберг не упоминается.
В справочниках советского периода.
..
нет, в советский период о таких лич-
ностях не писали, тогда удостаивали
вниманием только настоящих героев:
кто боролся за советскую власть,
кто состоял в коммунистической
партии. Как ни странно, но и в до-
революционных биографических
словарях мы не находим ни слова об
Аренсберге. Обратимся к бездонному
кладезю электронной информации,
осуществляя поиск отдельно по
каждому слову и по сочетанию слов
фон Аренсберг, австрийский агент,
убийство австрийского дипломата,
Петербург, апрель 1871 года.
.. Поиск
приводит нас только к выложенному
здесь и там рассказу «Убийство фон
Аренсберга, австрийского военного
агента» из путилинского сборника
«Сорок лет среди грабителей и
убийц».
Так был ли фон Аренсберг? Не
выдумка ли это - убийство на Мил-
лионной улице 25 апреля 1871 года?
В свое время литератор Р. Л. Антро-
пов, скрываясь для чего-то под псев-
донимом Роман Добрый, наплодил
изрядное количество рассказов о
мнимых похождениях Путилина,
гения русского сыска, и чтобы су-
дить об их достоверности и заодно
о литературном таланте Антропова-
Доброго, достаточно познакомиться
с двумя-тремя душу раздирающими
и кровь леденящими заголовками
его творений: «Одиннадцать трупов
без головы», «Ритуальное убийство
девочки», «Петербургские вампиры-
кровопийцы».
..
ГДЕ ЭТОТ ДОМ?
Такое ощущение, что в рас-
сказе об убийстве Людвига фон
Аренсберга все-таки должна быть
историческая основа: в бульварном
произведении обошлись бы без под-
робного списка сановников, и мы
чувствуем уверенность очевидца в
описании места, где жил и был убит
человек. Если он даже не австриец и
не Аренсберг, само убийство должно
было запечатлеться в истории. Схо-
дим на Миллионную, вооружившись
подробным путеводителем, в коем
напечатаны сведения о каждом
здании: под каким номером оно
было раньше, когда было построено,
перестроено, кто им владел, кто из
знаменитостей в нем проживал или
бывал.
.. Миллионная улица корот-
кая, близ Зимнего дворца не так-то
много жилых строений; мы имеем к
тому же подсказку в тексте и осма-
триваем дома, которые расположены
как раз напротив Первого батальона
Преображенского полка, где сейчас
штаб каких-то военных частей. Так и
хочется указать на дом под номером
32, живописно расположенный на
углу с Зимней канавкой; только при-
надлежал ли он когда-либо князю
Голицыну?
Нет, Голицыны не упоминаются
здесь ни в домовладельцах, ни в квар-
тиросъемщиках, да и само здание по-
строено на участке, прилегающем к
канавке, в восьмидесятых годах XIX
века - после описываемых событий.
Соседний дом, под тридцатым номе-
ром, был куплен в начале XIX века.
..
Кем же? - Авдотьей Ивановной
Голицыной. Это та самая красавица,
поэтами воспетая, и еще чудачка, по
отзывам современников, и еще - ноч-
ная княгиня.
.. Других голицынских
домов на Миллионной улице, если
верить путеводителю, не имеется.
Авдотья Ивановна принимала
гостей в своем салоне на Милли-
онной не раньше девяти вечера;
говорили, что она не спит по ночам,
ибо боится умереть во сне: вроде бы
так нагадала ей в Париже девица
Ленорман, известная предсказатель-
ница. Салон Авдотьи Ивановны, про-
званной ночной княгиней из-за этих
странных ночных приемов, посеща-
ли Вяземский, Карамзин. Каково!
Австрийского посланника убили в
доме, где витает дух загадочной Голи-
цыной, где стены помнят Пушкина и
Жуковского! Романтично, и хочется
в такую романтику сразу поверить,
но ни наш подробный адресный ука-
затель, ни другие справочники нигде
не упоминают князя фон Аренсберга
в связи с домом княгини, в них нет и
слова об убийстве на Миллионной,
которое, как мы читали в путилин-
ских записках, в апреле 1871 года
взволновало весь Петербург вплоть
до императора.
УЛИКИ И СВИДЕТЕЛЬСКИЕ
ПОКАЗАНИЯ
Осматривая покои князя, как
пишут в означенном рассказе, поли-
цейские нашли пустую косушку из-
под водки, что подсказывало: убийца
или убийцы проникли в квартиру
и, дожидаясь в комнате рядом со
спальней, когда князь вернется под
утро домой, выпили принесенную
водку и закусили. В общем-то, они
собирались грабить, а не убивать.
«Лицо убитого было закрыто
подушкой, и когда по распоряжению
прокурора подушку сняли, присут-
ствующие увидели труп, лежащий
ногами к изголовью. Руки его были
сложены на груди, завернуты в ко-
нец простыни, а затем перевязаны
оторванным от оконной шторы
шнурком. Ноги были завязаны
выше колен собственной рубашкой
убитого, около щиколоток они были
перевязаны обрывком бечевки.
..
Одеяло и подушки валялись на
полу, залитом керосином из разбитой
и валявшейся тут же лампы. На белье
видны были следы крови, вероятно,
от рук убийц, так как на теле князя
никаких ран не было.
История Петербурга. № 2 (69)/2013
предыдущая страница 43 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн следующая страница 45 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст