Б
удни и праздники
По словам камердинера, похи-
щены были разные вещи, лежавшие
в столике около кровати: золотые
французские монеты, золотые часы,
два иностранных ордена, девять
бритв, серебряная мыльница, три
револьвера.
..
В комнате рядом со спальней ме-
бель была перевернута. На крышке
несгораемого сундука, где хранились
деньги князя и дипломатические
документы, были заметны повреж-
дения и следы крови. Видимо, злоу-
мышленники потратили много сил,
чтобы открыть сундук или оторвать
его от пола, но толстые цепи, кото-
рыми он был прикреплен к полу,
не поддались. Около окна валялся
поясной ремень, а на окне стояла
маленькая пустая косушка и лежал
кусочек чухонского масла, заверну-
тый в бумагу.
..»
Здесь пишущий забывает о лите-
ратурных красивостях и словно вы-
читывает из полицейского протокола
об осмотре помещения.
.. Может, это
все-таки Путилин писал? Ну, а потом
какой-нибудь газетно-журнальный
борзописец прошелся по тексту,
выстроил складно повествование,
оживил его незамысловатыми диа-
логами. Этот шнурок, оторванный
от шторы, эта разбитая керосиновая
лампа и особенно эта пустая косушка
и кусочек сливочного масла не ка-
жутся придумкой какого-то Романа
Доброго: у него бы скорее отрезанная
голова валялась посреди комнаты.
УБИЙЦЫ
Двух убийц нашли быстро; мож-
но объяснять этот успех энергичны-
ми действиями полиции, взбодрен-
ной вмешательством императора,
можно приписать его лично Пути-
лину, чьи сыскные способности мы
не станем оспаривать или умалять;
помимо многих выдумок, среди
которых вспомнить хотя бы неле-
пую байку о том, как, переодевшись
Ротшильдом, сыщик Путилин ловил
в поезде Соньку Золотую ручку, есть
неоспоримое мнение А. Ф. Кони,
юриста и судебного деятеля, что
начальник Петербургской сыскной
полиции Иван Дмитриевич Пути-
лин «по природе своей был чрезвы-
чайно даровит и как бы создан для
своей должности. Необыкновенно
тонкое внимание и чрезвычайная
наблюдательность, в которой было
какое-то особое чутье, заставлявшее
его вглядываться в то, мимо чего все
проходили безучастно, соединялись
в нем со спокойной сдержанностью,
большим юмором и своеобразным
лукавым добродушием».
Убийцей иностранного князя
оказался некий Гурий Шишков
- кухонный мужик, ранее служив-
ший у фон Аренсберга; за день до
преступления он приходил на Мил-
лионную, чтобы получить расчет за
прежнюю службу, князя тогда не за-
стал. Поздно вечером Гурий проник
в дом, ночью впустил через парадную
дверь соучастника, и они попытались
вскрыть денежный ящик. Это им не
удалось, и два товарища стали ждать,
когда вернется хозяин квартиры,
чтобы выкрасть у него ключ от ящи-
ка. Князь вернулся, лег спать; воры
прятались в это время за тяжелыми
шторами. Убийство фон Аренсберга
не было преднамеренным; он про-
снулся, когда Гурий полез за ключом,
и воры набросились на него, не давая
позвонить в колокольчик или за-
кричать. По гражданскому суду им
грозила каторга, но разгневанный
император вмешался и потребовал,
чтобы преступников судил военно-
полевой суд, имевший право выно-
сить смертельные приговоры; царя
отговорили от жестких действий:
это, мол, не сообразуется с нашими
законами, и что скажет Европа?
Кстати, о Европе: если обратить-
ся к английским и другим европей-
ским справочникам, нам встретятся
упоминания и статьи о старинном
дворянском роде д’Аренбергов, пред-
ставители которого живут до сих
пор в Бельгии, Франции, Австрии.
А если предположить, что наш князь
тоже д’Аренберг, только его фами-
лию переложили на немецкий лад -
фон Аренберг и по какой-то причине,
может по ошибке, приписали лиш-
нюю букву? Проверим: кто-нибудь
из д’Аренбергов служил в австрий-
ском министерстве иностранных
дел, проживал в России, был убит в
Петербурге? Таких сведений в ино-
странных справочниках не обнару-
живается. Мы обратили внимание,
что один д’Аренберг закончил свою
жизнь в 1870 году, примерно в то
время, когда совершилось убийство
на Миллионной, но он принадлежал
к французской ветви дворянского
рода, он был именно д’Аренбергом,
а не фон Аренсбергом; и потом, ро-
дился этот Луи-Шарль д’Аренберг
в 1837 году, то есть прожил он трид-
цать три года, тогда как Путилин или
кто-то от его имени сообщил нам, что
убитому австрийскому князю было
лет под шестьдесят.
..
ИЩИТЕ ИНОСТРАНЦА!
Инспектор Жакаль в романе
Александра Дюма утверждал, что
для раскрытия любого преступления
нужно искать женщину. Это краси-
вая фраза и не более; а вот кого нам
нужно поискать в последней попытке
разобраться в случившемся на Мил-
лионной улице, так это иностранца.
В каком смысле? В таком, что на
многие вопросы русской истории от-
веты обнаруживаются в дневниковых
записях венецианских и английских
купцов, в воспоминаниях немецких
наемников, посланников, пасторов
и лекарей, в донесениях австрийских
дипломатов и шпионов, в мемуарах
итальянских и французских авантю-
ристов. Тому, кто стучится, не обяза-
тельно открывают, а ищущий далеко
не всегда находит, но в нашем случае
поиски заканчиваются тем, что мы
извлекаем из столетнего забвения
записки английского дипломата
Хораса Рамбоулда, изданные един-
ственный раз в Лондоне в 1902 году.
Сэр Хорас был британским послан-
ником в Стамбуле, и он вел дневник;
Стамбул нас не интересует, но как-то
по дороге из Лондона к месту службы
Рамбоулд заезжал в русскую столицу,
и вот о каких событиях сообщает его
дневниковая запись от 7 мая 1870
года: «Рано утром мой слуга принес
жуткую весть, что д’Аренберга только
что нашли задушенным в собствен-
ной постели. Я оделся и поспешил
на его квартиру, которая поблизости
на Миллионной, где, поскольку по-
лиция еще не приступила к расследо-
ванию обстоятельств преступления,
бедняга оставался в том положении,
в котором его обнаружили: с кляпом
во рту, связанный по рукам и ногам
рукавами ночной рубашки, сдерну-
той с него, и шнуром, который он сам
оборвал, когда звонил в колокольчик,
тщетно призывая на помощь. По про-
шествии нескольких часов убийцы
были задержаны, когда пытались
продать часы с его вензелем, и они
сразу во всем сознались. Один из
них состоял ранее у него на службе в
качестве кухонного мужика, то есть
рабочего по кухне, и знал кое-что
о его холостяцком образе жизни и
легкомысленной привычке носить
при себе в портмоне большие суммы
в банкнотах. Незадолго до этого
он передал мне подобным образом
шестьсот рублей за пару куплен-
ных у меня лошадей. Мужику и его
сообщнику удалось проникнуть в
квартиру (на первом этаже) с на-
ступлением вечера. Они принесли
с собой еду и водку, и после неудач-
ной попытки взломать несгораемый
ящик, в котором д’Аренберг держал
свои ценности, они ели и пили, до-
жидаясь его возвращения. Заслы-
шав, что он отпирает входную дверь
4 3
История Петербурга. № 2 (69)/2013
предыдущая страница 44 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн следующая страница 46 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст