Г
ород далекий и близкий
лась у педагога его успехами. «Ни-
чего», - добродушно ответил он,
улыбаясь. Всю дорогу домой мама
укоряла сына за это «ничего». Как
было понять немке этот загадочный
русский язык, когда «ничего» еще не
значило плохо. Жене легко давались
специальные предметы благодаря
его абсолютному слуху. Первый
дебют в актовом зале Капеллы со-
стоялся, когда юному музыканту
исполнилось 12 лет. В этом концерте
он сыграл пьесу Роберта Шумана
«Веселый мельник». Мальчик по-
давал большие надежды.
БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА
В воскресенье 22 июня 1941
года выдался солнечный день. Во
дворе, как всегда, шумела детвора,
играли в футбол. Вдруг послышался
из форточки тревожный мамин го-
лос: «Женечка! Скорее иди домой!
Скорее!» Радио сообщило о начале
войны с Германией. Люди высыпа-
ли на улицу, волновались, громко
плакали женщины. Город стал
превращаться в город-фронт: окна
заклеивали бумагой, заколачивали
фанерой, закрывались магазины и
школы. 8 сентября вокруг Ленин-
града сомкнулось кольцо блокады.
Начались массированные бомбежки
города. Вместе с соседскими ребята-
ми Женя научился гасить на крыше
зажигательные бомбы, засыпая их
песком. Зима в тот год выдалась
небывало суровой, морозы превы-
шали 40 градусов. После пожара
на Бадаевских продовольственных
складах была введена карточная
система на продовольствие, когда
суточная норма хлеба на человека
составила 125 граммов. В городе
погас свет, постоянно замерзала си-
стема отопления и водоснабжения.
Сестра Эллен совсем ослабла и поч-
ти не вставала с постели. Однажды
в дверь кто-то постучал. Это была
знакомая работница с соседней та-
бачной фабрики. Она просила папу
помочь с ремонтом водопровода.
«Как же мне без воды рабочих-то
накормить», - умоляла она слезно.
Прихватив чемоданчик с инстру-
ментами, Женя с отцом отправились
на завод, а спустя несколько часов
вернулись с драгоценным подарком
от повара - полным бидоном супа из
муки. Вот это был праздник! С тех
пор приглашали слесаря-водопро-
водчика с сыном по разным адресам
огромного Васильевского острова. С
мамой ходили на рынок для обмена
фамильных ценностей на хлеб и кар-
тошку. В квартире стало совсем хо-
Автограф композитора Р
. М
. Глиэра.
1955 г
лодно, поэтому спали не раздеваясь.
За питьевой водой ходили на Неву,
где воду черпали ведром прямо из
проруби. На дрова разобрали почти
всю мебель, оставался только рояль,
фисгармония и виолончель. Однаж-
ды соседка пригласила в гости на
день рождения. Обещала угостить
кроличьим мясом. А наутро она
призналась маме, что съели не кро-
лика.
.. а кошку. Любимцем в семье
Гофманов был пушистый рыжий
Мики. Женя души не чаял в своем
четвероногом друге, купал его, кор-
мил, дрессировал. В голову не могло
прийти, что его можно сварить и
съесть. Но голод все больше давал
о себе знать. Надо было спасать
семью, которая была уже на грани
гибели. Вспомнив обед у соседки,
Женя, не сказав ни слова, взял под
мышку свой портфель, выбежал на
улицу.
.. За всю блокаду он выловил
38 кошек. 39-м был любимый Мики.
Но вскоре в городе не осталось ни
одной кошки. С первых же дней
начала войны вокруг Ленинграда
были построены противотанковые
укрепления и рвы. Вместе с груп-
пой народного ополчения Василе-
островского района Женя выехал на
южную окраину города. Он оказался
самым молодым в группе 15-летним
подростком. «Да ты и лопату-то
держать не умеешь, откуда только
ты взялся, парень? - подшучивала
женщина средних лет. - Вот что,
идем со мной на кухню, будешь
повару помогать». Однако держать
лопату Женя все-таки научился.
Неожиданно началась бомбежка,
люди разбегались кто куда. Надо
было как-то возвращаться домой, до
которого добрых десять километров.
К утру пришел наконец к своему
дому, где во дворе уже давно дожи-
дался его отец. Он долго смотрел в
глаза любимого сына, убедившись,
что он жив. Так крепко он еще ни-
когда не прижимал его к себе.
ВЫСЕЛЕНИЕ НЕМЦЕВ ИЗ
ЛЕНИНГРАДА
29
августа 1941 года вышел указ
Президиума Верховного Совета
СССР о принудительном выселе-
нии лиц немецкой национальности
в Сибирь, на Крайний Север и за
Урал. Ленинград в это время был за-
жат в кольце блокады, поэтому осу-
ществление этого указа оказалось
невозможным. Перенеся 18 месяцев
голода и холода в родном городе,
мужественно выстояв в обороне,
немецкое население Ленинграда
ожидало на долгие годы еще более
суровое наказание. Единственной
артерией, связывающей блокадный
Ленинград с Большой землей, а от-
туда со всей страной, стало Ладож-
ское озеро и проложенная через него
ледовая трасса протяженностью
30 километров, названная самими
ленинградцами Дорогой жизни.
По этой трассе эвакуировали из
Ленинграда стариков и детей, по
этой же трассе ввозили в город про-
довольствие с Большой земли. Осу-
ществлять такие перевозки можно
было только в ночное время, когда
не было бомбежек. В марте 1942 года
семья Гофманов, так же, как и все
остальные немецкие семьи города,
получила повестку, обязывающую в
течение двух дней явиться на Фин-
ляндский вокзал для депортации.
Папу, страдающего эмфиземой лег-
ких, закутали в одеяла и уложили
на санки. Женя вез папу, а мама на
других санях везла сестру, осла-
бевшую от дистрофии. Ненадолго
задержались около дома, молча по-
стояли, как будто прощались с ним
навсегда, и отправились в путь на
Финляндский вокзал. По Среднему
проспекту вышли к Тучкову мосту,
оттуда на Петроградскую сторону,
откуда хорошо был виден золотой
шпиль колокольни Петропавлов-
ского собора. На другом берегу, за
Зимним дворцом, совсем рядом
была Капелла. Снова пересекли Ма-
лую Неву возле « Авроры», а отсюда
уже совсем близко до Финляндско-
го вокзала. Здесь встретили многих
знакомых и соседей. Все понимали
6 5
История Петербурга. № 2 (69)/2013
предыдущая страница 66 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн следующая страница 68 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст