Г
ород далекий и близкий
6 8
только великолепным педагогом,
но заменил ему отца, стал его пу-
теводной звездой и определил весь
его дальнейший путь настоящего
музыканта. Он убедил Евгения
учиться дальше и получить высшее
музыкальное образование.
СВЕРДЛОВСК.
КОНСЕРВАТОРИЯ
Свердловск был уже в после-
военные годы одним из крупных
музыкальных центров России.
Культурная жизнь этого города
оживлялась еще и тем, что в годы
войны сюда были эвакуированы
крупные творческие коллективы
страны: МХАТ и Госоркестр СССР.
Уральская государственная кон-
серватория им. М. П. Мусоргского
была основана в 1948 году. Почти
одновременно здесь была создана
кафедра струнных инструментов,
которая в дальнейшем стала само-
стоятельной структурой оркестро-
вого факультета. У истоков кафедры
стояли ведущие исполнители - со-
листы оркестров Оперного театра и
филармонии. В послевоенные годы
в консерваторию были приглашены
оперные оркестранты и среди них
солист оркестра филармонии и
Свердловского радиокомитета ви-
олончелист Л. К. Штрассенбург. В
разное время в Уральской Консерва-
тории работали Давид Ойстрах, Ген-
рих Нейгауз, Эмиль Гилельс, Яков
Флиер, Святослав Кнушевицкий и
многие другие известные музыкан-
ты принимали участие в концертах
Свердловской филармонии.
Евгений пришел в консервато-
рию в назначенный день экзамена
по специальности. Однако в ко-
ридоре было подозрительно тихо.
«Прием уже закончен», - сообщила
секретарша, равнодушно пожимая
плечами и поспешно закрывая
дверь деканата. Такой метод неглас-
но практиковался при приемных
экзаменах в высшие учебные за-
ведения, если в анкете абитуриента
стояла национальность «немец».
Через некоторое время секретарша
вернулась с двумя солидного вида,
пожилыми педагогами. Они при-
гласили Евгения в класс, чтобы
прослушать его программу. Прервав
его через несколько тактов концерта
Дворжака, они, взяв его «личное
дело», вежливо попрощались. Через
несколько дней имя Гофмана уже
стояло в списках студентов. На-
чалась активная творческая жизнь:
учеба, репетиции, концерты, участие
в студенческом ансамбле, аккомпа-
Е
. Гофман с женой Наташей.
1992 г
нирование певцам. Наконец-то он
оказался в своей стихии музыки и
свободно плавал в ее бескрайних
просторах. Но стипендии не хвата-
ло, надо было еще помочь родите-
лям. К счастью, приняли на работу
в только что созданный коллектив
Театра оперетты. Слава этого театра
быстро распространилась далеко за
пределами города. Гастроли Сверд-
ловской оперетты проходили при
полном аншлаге во всех городах
тогдашнего Союза. Спустя много
лет, когда городу вернут его старое
имя Екатеринбург, название Сверд-
ловской оперетты сохранится как
творческая марка, как художествен-
ный «бренд», созданный легендар-
ными актерами и режиссерами.
В опереттах композиторы часто
вводили лирические соло виолон-
чели, звук которой, как известно,
ближе всего к человеческому голосу.
Особенно выразительно исполнял
Евгений чарующее соло из опе-
ретты Кальмана «Марица». Один
из музыкантов написал ему свое
поэтическое посвящение: «Нет той
прелести границы, когда играете Вы
соло из Марицы. Без лишних слов
и канители Вы станете профессором
виолончели». Любовь к этому жанру
музыки Евгений сохранит на всю
жизнь. Работая уже позже только
в Симфоническом оркестре, испол-
няя серьезную музыку классиков,
при упоминании об оперетте лицо
его преображалось, глаза сияли, и
он начинал декламировать целые
отрывки из опереточных текстов.
Оперетта придавала силы, внушала
оптимизм и всегда имела счаст-
ливый финал. Вскоре еще одно
радостное событие вошло в его
жизнь: победил на конкурсе в Сим-
фонический оркестр Свердловской
филармонии и одновременно во
вновь организованный Квартет им.
Мясковского. Однажды на гастроли
в Свердловск приехал известный
виолончелист, профессор Москов-
ской консерватории Святослав
Кнушевицкий. В музыкальном мире
его называли «русским Казальсом».
В один из свободных вечеров он
пришел на концерт в филармонию,
где молодой солист оркестра Евге-
ний Гофман исполнял «Вариации
на тему рококо» Чайковского. По-
сле концерта маститый музыкант
пожал руку молодому коллеге и
предложил стать его московским
учеником. Евгений покраснел до
ушей и как будто виновато сказал:
«Мне нельзя никуда уезжать из
Свердловска, я ведь немец». Лицо
Кнушевицкого сделалось серьез-
ным. Он по-отечески положил ему
руку на плечо и с надеждой сказал:
«Ничего. Я все устрою. Жди письмо
от меня». Но письмо так и не дошло
до адресата. В 1953 году Евгений с
отличием окончил консерваторию.
Разве что на фоне красного диплома
«красовалась» тройка по марксиз-
му-ленинизму. Занятия в аспи-
рантуре сочетал с педагогической
работой. Многие из его учеников с
благодарностью вспоминали уроки
молодого аспиранта Гофмана, кото-
рый обучал их по системе Давыдова,
сам когда-то получивший ее из
рук незабвенного Перимитина. В
1956 году, после смерти Сталина,
были сняты с немцев ограничения
по национальному признаку. Во-
истину ничто не вечно под луной.
Казалось, к тридцати годам было
уже многое достигнуто: диплом,
признание, успех, ученики, закан-
чивал диссертацию, посвященную
виолончельной школе Давыдова.
Но мысль о родном Ленинграде не
давала покоя. В 1959 году Симфо-
нический оркестр Свердловской
филармонии отправился на га-
строли в Ленинград. Впервые за 17
лет Евгений был включен в состав
коллектива гастрольной поездки
за пределы Урала. Радости не было
конца от предстоящей встречи с
родными и Ленинградом. Родители
жили уже здесь с сестрой Эллен.
Ее муж, Пахомов Алексей Федоро-
вич, художник-график, профессор
Академии художеств, сразу после
войны привез ее в Ленинград. Ев-
гений ходил по городу до глубокой
ночи, вспоминая родные места.
Центр города почти не изменился,
История Петербурга. № 2 (69)/2013
предыдущая страница 69 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн следующая страница 71 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст