п
овременные мемуары
8 0
Я
- первая чемпионка Ленинграда
среди девочек. 1935 г
из ведущих в 20-е годы теннисист и
первый тренер Г. Коровиной Бруно
Альфредович Шпигель, активный
теннисный деятель и судья Леонид
Яковлевич Мизернюк и некоторые
другие теннисисты.
В 1935 году отмечался юбилей
Е. А. Кудрявцева - 25 лет с тех пор,
как он стал первым победителем
чемпионата Санкт-Петербурга еще
для игроков 2-го и 3-го классов, а
после этого бессменным чемпионом
или призером первенств СССР и
Ленинграда. Мы, теннисисты -
юные динамовцы, в динамовской
форме - белых трусах с голубыми
каемочками и лампасами и в белых
маечках с голубой поперечной по-
лосой на груди - принимали участие
в этом событии. Мне как чемпионке
Ленинграда доверили поздравить
его и вручить большой букет цветов.
Кстати, цветы для всех торже-
ственных случаев приобретали в
бывшей оранжерее, правда уже не
под стеклом, князей Белосельских-
Белозерских, дворец которых на-
ходился в парке, примыкавшем к
динамовскому тиру, а оранжерея рас-
полагалась сразу за тиром, в нее вела
маленькая калиточка. Там работал
еще их садовник Оскар Карлович,
фамилии, увы, не помню.
Окрыленная первым большим
успехом в жизни, я с дядей Ваней,
маминым братом, поехала в Воронеж
к Дидусе и Бабусе, которые после
убийства С. М. Кирова, в числе очень
многих жителей города, в марте 1935
года были высланы из Ленинграда.
В справке о реабилитации теперь на-
писано, «как социально опасный эле-
мент», а тогда их высылали по статье
58, что значило «контрреволюция».
Не помню только, что значил пункт
11 этой статьи. Наконец-то я ехала к
тому самому Дидусе, который был и
остался для меня на всю жизнь самым
близким и дорогим человеком. Чело-
веком, который до сих пор является
для меня примером во всем. И если
во мне есть все-таки что-то хорошее,
то это его заслуга. Кроме того, это
именно он помог мне навсегда по-
любить теннис. А его «виной» было
то, что он, будучи кадровым военным,
честно служил Родине: с самого на-
чала Первой мировой войны был
назначен начальником одного из
отделов Главного штаба - отдела по
сбору сведений об убитых, раненых и
пропавших без вести. Когда после ре-
волюции смещали начальников всех
учреждений и на их место назначали
выборных, то моего дедушку тоже
сместили, а сотрудники его отдела
выбрали себе в начальники именно
его. Так он и продолжал работать в
должности начальника отдела до 1924
года, пока не были обработаны все до
последнего сведения, поступившие
с фронтов. Отдел расформировали,
всех уволили. Дидусю уволили с
должности, не назначив пенсии, мо-
тивируя тем, что у него есть взрослые
дети, которые могут его содержать.
Так он стал «иждивенцем» и очень
переживал это обстоятельство. А я
в свою очередь очень тяжело пере-
живала отъезд Дидуси и Бабуси, трех
маминых сестер и брата, поехавших
вместе с ними. С их отъездом раз-
рушилась большая и дружная семья.
Мне ужасно не хватало Дидуси, и
только первенство Ленинграда, в
котором не участвовать я, конечно,
не могла, задержал мой отъезд к ним.
Как только первенство закончилось,
мы с дядей уехали, но так как в Мо-
скве нужна была пересадка, а поезд
на Воронеж шел вечером, то с утра
мы пошли в Третьяковскую галерею,
где, к слову сказать, встретили двух
моих школьных учительниц и учи-
теля, ехавших отдыхать на юг и тоже
имевших свободный день в Москве.
После Третьяковки мы поехали на
корты ЦДКА на площади Коммуны,
потому что знали - в Москве прохо-
дит первенство города. Все москвичи,
бывавшие в Ленинграде, меня узнали,
многие расспрашивали о наших тен-
нисистах и результатах первенства
города. А узнали меня, наверное,
потому, что когда приезжали к нам,
то видели меня или внимательной
зрительницей во время встреч, или
во время перерыва между ними - у
стенки, играть у которой мне, кстати,
никогда не надоедало. Кроме того,
в свободное от игры время или во
время дождя теннисисты собирались
в Теннисном домике и развлекались
тем, что просили меня показать, как
бьет тот или иной игрок справа или
слева, чью-то подачу или походку.
Получалось, видимо, удачно, потому
что все смеялись, и никто никогда не
обижался. А здесь, в Москве, Софья
Васильевна Мальцева - сама Маль-
цева! - поздравила меня с первым
«большим успехом» и пожала мне
руку. И откуда она только узнала все.
Мы с дядей посмотрели несколько
игр и вечером уехали в Воронеж. Там
я бесконечно радовалась встрече с
моими любимыми Дидусей и Бабусей
и тетушками. Дидуся поздравил меня,
в подробностях расспрашивая обо
всем: и о теннисе, и о школе, и обо
всех друзьях и знакомых. Я, конечно,
старалась отвечать на все его вопросы
подробно, сама о многом спрашивала.
Но и в Воронеже и, вернувшись, дома,
я долго всем надоедала, взахлеб рас-
сказывая не о своей первой победе, а о
том, что «сама Нина Сергеевна Тепля-
кова поздоровалась со мной за руку»,
что «сам Константин Иосифович
Масс (главный судья московского
первенства) пожелал мне в будущем
стать чемпионкой страны», что «сама
Софья Васильевна Мальцева пожала
История Петербурга. № 2 (69)/2013
предыдущая страница 81 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн следующая страница 83 История Петербурга №69 (2013) читать онлайн Домой Выключить/включить текст