П
с
исатели о Петербурге
14
Невский проспект у Гостиного двора.
Фото И. Г Ностица. Конец 1880-х гг Из коллекции Гос. Эрмитажа
маги, изображавшие окна, двери,
сад. Явились даже откуда-то драпи-
ровки для окон, приносились кос-
тюмы для женских ролей, а то и
мадам М арго давала иногда наде-
вать кое-какие принадлеж ности
женского гардероба. М арго не воз-
бранял этих представлений и иног-
да сам присутствовал на них вмес-
те со своим семейством.
О самом М арго и его семействе
сохранились у меня лучшие воспо-
минания. О н был настоящий пе-
дагог и добрый человек, любивший
детей и свое дело.
П р и М арго я успел усвоить
себе основательно немецкий язык
и уже в секунде и приме учился
хорошо. Я любил географию, и с-
торию, но всего усерднее занимал-
ся зоологией, хотя проходилась она
у нас довольно кратко. В подспо-
рье к немецкому учебнику по зоо-
логии я имел зоологию на русском
язы ке Сем аш ко, в трех частях.
Средства отца с открытием своей
кладовой улучшились, и я мог уже
приобретать сравнительно дорогие
книги. Помню , что я отлично знал
остеологию человека, которая для
чего-то преподавалась подробно.
Старик учитель Зеецен ставил меня
в пример моим товарищам, застав-
лял чертить перед ними на доске
части скелета, и я на славу пере-
именовывал кости его по-немецки
и по-латыни. От знания же моего
энтомологии и в особенности от-
рядов бабочек и жуков, которых я
изучал под руководством Гюбера,
старик Зеецен приходил в полное
умиление. Н е любил я физику, ал-
гебру и геометрию и получал из
этих предметов всегда плохие от-
метки. Н е особенно хорошо зани-
мался я и по части русской грам-
матики. Ученические тетради мои
и тетрадка дневника, сохранивша-
яся у меня от того времени, когда
я был уже в приме, поражают меня
теперь своими ошибками в право-
писании и в особенности по поста-
новке букв «Ь» и «е». Я получил
свидетельство об окончании курса
с правом при поступлении на госу-
дарственную службу на первый
классный чин. Это последнее моих
домаш них очень радовало, хотя
меня и не готовили для казенной
службы.
В 1859 г. я кончил курс. Тор-
жество в доме было великое. М не
было всего только 18 лет. Отец во-
дил меня по Гостиному двору, за-
ходил в лавки, показывал меня сво-
им знакомым купцам и хвастался
мною, торжествующе говоря:
— Вот поздравьте.
.. Окончил
курс в Реформатском училище и
кандидат на чин. Теперь у меня
свой немец и француз. Корреспон-
денцию с иностранны ми домами
будет уж он вести.
Приятели отца, немцы, кладов-
щ ики, заговаривали со мной по-
немецки и одобрительно кивали
головами.
— Надо отдать его в большую
иностранную купеческую контору
для практики — человеком будет. Х о-
рошо бы послать за границу в конто-
ру, в Гамбург, — советовали они. — В
торговле у папаши не наука.
Н о отец об этом и слышать не
хотел и оставил у себя при деле, в
кладовой на верхней галерее Го с-
тиного двора, где ему и самому-то
нечего было делать, а он еще имел
на жалованьи приказчика, артель-
щика, бухгалтера и корреспонден-
та. Расходы были громадные, а тор-
говля приходила в упадок. Она у
отца как быстро расцвела, так же
быстро и отцвела. Его подвела вой-
на, Крымская кампания, и довер-
чивость к людям. Торгуя в кредит,
он распустил и сам много товару в
кредит, а ему не платили. Долж ни-
ки его, то и дело заключали сдел-
ки, платя по 20 и 30 копеек за
рубль. Банк был всего один. Век-
селя отец учитывал у дисконтеров,
которые драли неимоверные про-
центы. О н потерял на курсе. К уп -
ленный за границей товар во вре-
мя войны обходился в рубль, а по
заключении мира он уже стоил едва
полтинник. Когда я стал ходить в
кладовую отца, я увидал, что отцу
уже грозило быстрое разорение. То
и дело были протесты векселей. За
неплатеж пош лины вы писанны е
из-за границы товары были оста-
новлены в таможне. Н аступали
платежи, а денег не было. Артель-
щ и к и
о саж и вал и
кл адовую
с предъявлением разных обяза-
тельств отца. Отец стал прятаться
в кладовой, уходя в верхний этаж,
а приказчик говорил, что отец в
отъезде. Ч то упреков, что брани
приходилось нам выслушивать в
кладовой от кредиторов и их ар-
тельщиков! Началась продажа то-
вара почем попало, только бы на
наличные деньги. Стали являться
евреи-комиссионеры. Вырученны-
ми деньгами тотчас же затыкали
необходимые долговые дыры, но
долгов было так много, что отец
принужден был пригласить к себе
кредиторов и просить скидки. Он
предложил за рубль 40% уплаты,
хотя все приятели-немцы ему го-
ворили, что если уж делать миро-
вую сделку с кредиторами, то надо
предлагать только 15—20%, иначе
ничего не останется для продол-
жения торговли. Так и вышло впос-
ледствии.
П ом ню дисконтеров, у кото-
рых отец учитывал векселя. Один
был отставной комиссариатский
чиновник (по нынеш нему интен-
дантский) в засаленном на груди
мундире, в фуражке, красный око-
лы ш ек которой превратился по
краям в черный цвет от сальных
волос. П ро него говорили, что он
очень богат. Д ругой дисконтер
был бывший квартальный надзи-
ратель. П р о него говорили, что
И ст ория П ет ербурга. № 5 (1 5 )/ 2003
предыдущая страница 13 История Петербурга №15 (2003) читать онлайн следующая страница 15 История Петербурга №15 (2003) читать онлайн Домой Выключить/включить текст