билеи
кий князь М ихаил Павлович, млад-
ш ий брат Н иколая I, преданный
ему всей душой.
Великий князь запомнился со-
временникам как доскональный зна-
ток строевых и ружейных приемов,
строгий, требовательный и придир-
чивый начальник, не признававший
в ж изни ничего, кроме военной
службы, свирепый в гневе, подчас
жестокий, но отходчивый человек с
чувством юмора, которы й ценил
смелую шутку и честное признание.
Солдаты и офицеры побаивались
его, но уважали за справедливость,
отзывчивость и отеческую заботу.
Когда М ихаил Павлович посещал
стоявшие лагерем полки, люди сбе-
гались к нему ото всех палаток и шап-
ки летели вверх. П. А. Федотов, за-
печатлевший одну из таких встреч
во время лагерей 1837 года, описы-
вал ее затем в автобиографии:
«Великий князь М ихаил П ав-
лович, облегченны й от тяж елой
болезни, возвратился тогда из-за
границы и обходил лагерь своих
лю бимцев-гвардейцев буквально
без церемонии, по-отечески. Н е -
стройными, но ж ивописными груп-
пами толпились вокруг него гвар-
дейцы, лезли на пирамиды, на пле-
чи товарищей, чтоб увидеть в лицо
своего отца-командира; добродуш-
ное ура, ш апки в воздухе, давка,
беготня - сюжет славный задел на
первом порыве художника, и он его
с терпением воплотил в лицах»1.
Л агерная служ ба гвардии в
1830-1840-х годах была, в общем,
довольно утомительна. Постепен-
ное усиление нагрузки и нараста-
ние усталости солдат и офицеров
вследствие служебного рвения на-
чальства описывает в своих воспо-
м инаниях оф ицер лейб-гвардии
П реображ енского полка князь
Н . К. Имеретинский:
«Вначале оно было еще снос-
но; занимались устройством лаге-
ря, праздновались царские объез-
ды, потом начинались ротные, ба-
тальонные и полковые учения. Все
это продолж алось час или два и
было еще посильным бременем. Но
в конце июня начинались на воен-
ном поле дивизионные 12-рядные
учения и потом дивизионные ли-
нейные учения (в полном числе
рядов) «с п орохом и артилле-
риею», как говорили в приказах, то
есть стрельба производилась холо-
стыми зарядами. Если, например,
учение было назначено в 7 часов
утра, то людей будили в 4 часа, а к
пяти были уже готовы на линей-
ках. Этим начиналось утро, край-
не тягостное для солдат, которых
начинали будить гораздо помяну-
тых часов, предписанны х прика-
зом. Конечно, не менее тягостно
было утро для офицеров»2.
Из года в год под Красным Се-
лом войска на маневрах совершали
одни и те же передвижения по од-
ной и той же местности. Офицер
гвардейской конной артиллерии
Г. Д. Щербачев вспоминал, что ког-
да забывал нужное направление, то
отдавал своей батарее команду к
повороту только после того, как ста-
рый фейерверкер (артиллерийс-
кий унтер-офицер), ехавший впе-
реди, привычно повернет свою ло-
шадь в нужном направлении, как
делал это уже не один десяток лет.
Д ва старинны х, сам ы х п р е-
стижных полка гвардейской пехо-
ты - Преображенский и Семенов-
ский, составлявш их Петровскую
бригаду, укомплектованные самы-
ми лучшими, рослыми, сильными,
кр аси вы м и солдатам и, сам ы м и
знатными и родовитыми офицера-
ми, во всех войнах первой трети
X I X века были неприкосновенным
резервом. И х как телохранителей
императора и украшение всей рус-
ской армии ставили подальше от
вражеского огня и берегли для пос-
леднего решающего удара или для
торжественного вступления в горо-
да, с идеальной выправкой, в не-
потрепанном виде и в полном ком-
плекте людей. Петровская бригада
заслужила это право своими под-
вигам и в годы Северной войны
1700-1721 годов. Н а красносельс-
ких маневрах, как на репетиции
возможных будущих войн, эта тра-
диция продолжалась и при Н и к о -
лае I. Князь Имеретинский писал:
« П р еображ енский
полк
на
всех маневрах всегда почти ходил
в глубоком резерве. Зато в после-
дний день он выступал в роли свя-
щенной фаланги, решающей участь
войны, и производил эффектную,
сомкнутую атаку»3.
Русский солдат на походе все-
гда шел с песней, которая подбад-
ривала, прогоняла усталость, облег-
чала тяжесть амуниции, жару или,
наоборот, холод. В каждом баталь-
оне был свой слаженный хор песен-
ников. П о команде «Песенники,
вперед» эти солдаты выбегали из
своих рот, обгоняли идущ ий бата-
льон, выстраивались перед ним и
заводили лихую песню, подыгры-
вая себе ложками и бубном. О со -
бую категорию составляли плясу-
ны, которые всю дорогу плясали
вприсядку. Свои ружья они отда-
вали песенникам, и тем приходи-
лось нести на плече по два ружья.
О дн ако некоторы е ум уд р ял и сь
плясать даже с ружьем, не говоря
уже о прочих предметах: ранец,
пристегнутая к ранцу скатка шине-
ли, патронная сума и тесак. Самые
отчаянны е и вы носливы е могли
проплясать целый поход.
Хор песенников гвардейской пехоты на походе.
Рисунок. Около 1826-1833 гг.
29
И ст ория П ет ербурга. № 2 (1 8 )/ 2004
предыдущая страница 28 История Петербурга №18 (2004) читать онлайн следующая страница 30 История Петербурга №18 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст