билеи
30
П. А. Федотов, который был не
только художником, но и поэтом,
изображает в стихах грозное не-
спеш ное движ ение пехоты под
Красным Селом:
Вот идут, идут, идут,
Ровным шагом землю бьют,
Поле чистое трясется.
Эхо близких рощ и гор
Вторит музык стройный хор.
Сквозь аккорды крик несется:
«Рад.стараться, ваше.ство!»
И на лицах торжество4.
О чень эф ф ектно смотрелись
кавалерийские атаки со сверкав-
ш ими на солнце клинками сабель
и развевавшимися по ветру цвет-
ны ми флюгерами пик. Н а полях
под Красным Селом яркими мас-
сами проносились красные, расши-
тые шнурами доломаны и ментики
гусар, красные куртки казаков, си-
ние мундиры улан - легкая кава-
лерия изображала рекогносциров-
ки, бои на марше, обходные манев-
ры, глубокие рейды по тылам про-
тивника. Драгуны и конногренадеры
своими темно-зелеными, почти чер-
ными мундирами напоминали пехо-
ту. Николай I пытался возродить их
старинное предназначение - дей-
ствовать и в конном, и в пешем
строю. Тяжелую кавалерию состав-
ляли любимые императором кира-
сиры - высокие, сильные люди в
касках, белых мундирах, медных
или железных кирасах - доспехах,
защищавших грудь и спину, с длин-
ными тяжелыми палашами, на ог-
ромных могучих лошадях. Как и в
середине X V III и в начале X I X века,
они атаковали сомкнутым строем,
сплошной металлической стеной и
представляли собой грозное и вну-
шительное зрелище. М асти лоша-
дей при Николае I были подобраны
по полкам, например у кавалергар-
дов все лошади гнедые, у конногвар-
дейцев вороные, у кирасир его ве-
личества рыжие, у кирасир наслед-
ника караковые, у конногренадер
вороные, у лейб-улан рыжие и так
далее. Подобрать для каждого пол-
ка около 1000 одномастных лоша-
дей было непросто, но стройная
единообразная картина стоила того.
Кирасиры, самая элитная при
Н икол ае I кавалерия, отборны е
люди на отборных лошадях, были
предметом не только восхищения и
зависти, но и добродушных насме-
шек со стороны солдат других пол-
ков. Кирасир называли «дологая-
ми» или «талагаями». Если кира-
сирский полк скакал вдоль оврага,
то случалось, что берег осыпался и
крайние с фланга всадники обру-
шивались вниз. Конноартиллерист
Г. Д. Щербачев писал, что на каж-
дых маневрах видел на дне злопо-
лучного оврага одного или несколь-
ких кирасир с лошадьми, ожидав-
ших помощи. Тяжесть амуниции и
лошадей не позволяла им выбрать-
ся наверх самостоятельно.
Движение больших масс кава-
лерии в летнюю жару поднимало
туч и пы ли, которая покры вала
лица, делая их неузнаваем ы м и.
Офицер лейб-кирасирского полка
князь А . М . Д ондуков-К орсаков
вспоминал, как это обстоятельство
пом огло п ол к ово м у ко м ан ди ру
Арапову ввести в заблуждение са-
мого императора:
«Я испы тал даже на себе, до
какой степени дерзость обмана на-
чальства доходила в то время. Это
было в лагере в Красном Селе; я
ездил очень хорош о и считался
ординарческим офицером; когда я
отъездил свою очередь за ординар-
ца от 1-го эскадрона, в котором слу-
жил, Арапов на следующем разво-
де просил меня опять ехать за ор-
динарца от 3-го эскадрона на его
лошади, несоверш енно выезжен-
ной.
.. Я отъездил чрезвы чайно
удачно, и государь Николай П ав-
лович, когда я с ним поравнялся,
ском андовал «стой», похвалил
мою ездку и посадку и спросил у
Арапова, как фамилия. Тот, не сму-
щ аясь, ответил: «3-го эскадрона
поручик Сосновский». Ветер был
весьма сильный и все мы покрыты
густою черною пылью, но что бы
было, если бы покойный государь
узнал правду!»5
Если в начале X I X века войска
выходили на сражение в парадной
форме, то при Николае I эта форма
была оставлена только для парадов
и для службы в городе, а на войне и
на маневрах одевались по-походно-
му. Н а кивера, сняв с них султаны,
надевали чехлы, мундиры застеги-
вали так, чтобы цветные лацканы
были закрыты, гвардейская кавале-
рия меняла чакчиры с цветными
лампасами и кирасирские лосины
и ботфорты на простые серо-синие
рейтузы. В то время все это дела-
лось не столько ради того, чтобы
выглядеть незаметными, сколько
ради сбережения дорогостоящ их
мундирны х вещей. Н о все равно
мундир оставался красивым и ще-
гольским, с яркой, чаще всего крас-
ной, отделкой, блестящими пугови-
цами, широкими белыми ремнями;
пехоте полагались белые летние
панталоны, офицерское обмунди-
рование блистало золотом или се-
ребром. Только легкая пехота, еге-
ря, имела, по традиции, более
скромные мундиры с меньшим ко-
личеством цветных деталей и с чер-
ными ремнями. (Э то нельзя рас-
сматривать как признак отсталос-
ти русской армии - военная форма
ведущ их европейских стран того
времени была такой же или еще
более яркой). В эпоху господства
линейной тактики и гладкостволь-
Нижние чины лейб-гвардии Московского полка на фоне лагеря.
Художник Г. Шварц. 1849 г.
И ст ория П ет ербурга. № 2 (1 8 )/ 2004
предыдущая страница 29 История Петербурга №18 (2004) читать онлайн следующая страница 31 История Петербурга №18 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст