Д ом на Английской наб., 10.
Принадлежал гр. А. И. Остерману-Толстому с 1812 по 1837 гг.
ший оконных переплетов. В окон-
ных рамах вставлены цельные бо-
гемские стекла, каждое из которых
стоило 700 рублей3. В 1812 году у
вдовы Нарышкина купил этот дом
генерал от инфантерии Алексей
Иванович Остерман-Толстой. Тют-
чеву он приходился двоюродным
дядей по материнской линии. Ека-
терина Львовна Тютчева, урожден-
ная Толстая, осиротев в раннем дет-
стве, росла в доме своего родствен-
ника, будущего генерала, и с того
времени была коротко друж на с
кузеном. А человеком он был неза-
урядным - бесстрашный генерал,
храбро сражавшийся на Бородинс-
ком поле, а затем тяжко раненный в
битве под Кульмом (ныне Чехия),
где лишился руки. Хорошо образо-
ванный, интересовавшийся театром
(в Большом театре у него была
абонирована ложа), имевший сре-
ди своих друзей деятелей культу-
ры и искусства. В его доме бывал
автор первых русских историчес-
ких романов Лажечников, извест-
ный журналист литератор Воейков.
В дальнем родстве с Остсрманами
состояли семейства Завалишиных
и Голицыных. Братья из обоих се-
мейств, будущие декабристы, регу-
лярно бывали в его доме. Тютчев
свел с ними знакомство.
Д. Завалишин оставил описа-
ние внутреннего убранства столь
знакомого ему дома: «Дом графа в
1
1етербурге на
Английской
набереж-
ной был отделан едва ли не велико-
лепней всех зданий столицы. О т-
делка одной белой залы стоила
46 тысяч рублей. Надо сказать, что
Остерман-Толстой в Александре I
чтил не только государя, но и пол-
ководца. Зала, где находился бюст
Александра I, походила скорее на
храм, чем на комнату. Зала была
двухсветная. В глухих боковых сте-
нах с одной стороны стояла статуя
Александра I высотой 3,3 м работы
Каковы, перед ней ставились ку-
рильницы. В четырех углах на вы-
соких постаментах стояли бюсты
Петра 1 (как полководца), П. А. Ру-
мянцева, А. В. Суворова, М. И. Ку-
тузова. Стены искусственного бело-
го мрамора с золотой арматурой,
пол ясеневый с огромным лавро-
вым венком. Зала освещалась боль-
шими люстрами. Имелись хоры для
музыки и певчих и огромный ка-
мин. Хоры были закрыты транспа-
рантными картинами, изображав-
шими два решительных момента
войны России с Наполеоном: Лей-
пцигское сражение и вход со-
ю зников в Париж. Н а огромной
мраморной плите у камина стояла
фарфоровая ваза, подаренная Ос-
терману Александром I, и золотой
кубок, осыпанный дорогами каме-
ньями, поднесенный победителю за
Кульмское сражение богемскими и
венгерскими магнатами, имения
которых были благодаря этой по-
беде спасены от разграбления. Мра-
морную плиту поддерживали две
статуи с портретными лицами. Они
изображали тех двух гренадеров
павловского полка, которые подо-
брали и унесли из боя Остерман-
Толстого, когда его ранило в руку.
..
В красной гостиной стояла мрамор-
ная статуя работы Торвальдсена,
изображающая супругу графа, в
другой - надгробная скульптура са-
мого Остермана. Граф изображен
был лежащим, опирающимся на ба-
рабан, как это происходило во вре-
мя операции. Рядом - оторванная
рука, а в барабан вправлены часы,
показывающие время ранения. На
них надпись по латыни: “Видит час,
но не знает час того часа, в который
человека
настигнет
известная
участь"»4.
В этом доме Тютчев прожил
немногим более трех месяцев.
Вскоре по приезде он был зачис-
лен в Государственную коллегию
иностранных дел и стал регулярно
ее посещать. Она размещалась в
старинном особняке, построенном
Дж. Кваренги на Английской наб.,
д. 32. Через два месяца, 13 мая того
же 1822 года, он был причислен
сверх штата к русской миссии в
Мюнхене, куда сразу и отбыл в со-
провождении Остермана-Толсто-
го, имевшего дипломатическое по-
ручение. За недолгое время, про-
веденное в столице, он несколько
раз посетил петербургское Обще-
ство любителей российской сло-
весности, где читал свой перевод
из Ламартина, получивший назва-
ние «Одиночество». |?] В марте
1822 года в литературном прило-
жении «Новости литературы» к га-
зете военного ведомства Воейков
опубликовал это стихотворение.
Тютчев успел до отъезда увидеть
его в печати3. Это была первая пуб-
ликация в Петербурге. Впослед-
ствии большинство стихов, подбо-
рок, книг издавались преимуще-
ственно в Петербурге. Через семь
лет после отъезда Тютчев писал
отцу: «Странная вещь судьба чело-
веческая. Это ж надо было моей за-
ручиться уцелевшей остермановой
рукою, чтоб забросить меня так
далеко от Вас!» Можно было бы
прибавить еще - и так надолго!.
. В
течение последую щ их двадцати
двух лет Тютчев бывал в России и,
соответственно, в Петербурге лишь
недолгими наездами.
Такое недолгое пребывание
приходится на конец 1825 - нача-
ло 1826 года. Точнее, с 4/16 декаб-
ря до 22 февраля 1826 года. Он был
в Петербурге во время восстания
декабристов. Это вызвало к жиз-
ни стихотворение «14 декабря
1825», написанное во второй поло-
вине июля 1826 года, то есть когда
Псш о/ш н 11ппг1н7[/1*/п.
.N6 Л
( Ш )/ 2 0 0 4
предыдущая страница 36 История Петербурга №19 (2004) читать онлайн следующая страница 38 История Петербурга №19 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст